воскресенье, 21 апреля 2013 г.

Между «арабской инициативой» и исламистским переворотом в Рамалле



Жил-был на свете один умный ближневосточный монарх. Он получил правильное образование (в Великобритании), женился на правильной жене (красивой палестинке Рании)  и делал исключительно правильные, политкорректные заявления о необходимости мира между израильтянами и палестинцами. Ему даже удалось (с помощью правильных действий) избежать судьбы своих менее правильных соседей , неких Х. Мубарака и М. Каддафи. 

На днях, в ходе своего очередного визита в США этот монарх, назовем его для простоты — Абдаллой, сделал еще одно правильное заявление. Он предупредил, что время для подписания мирного соглашения между Израилем и ПА истекает,  и что «окно возможностей» уже почти захлопнулось. 


Иордания
Абдалла II ибн Хусейн
Практически с таким же заявлением через несколько часов выступил и сенатор Джон Керри, новый госсекретарь США.  Заявление Абдаллы было исключительно правильным в плане политкорректности, во-первых, потому что так думают в США, а во вторых, потому что этим заявлением он одновременно и предостерегает, и дает надежду. Все плохо, но шанс еще есть – вот что означают заявления Керри и Абдаллы.  


Однако, если не принимать эти слова за неоспоримую аксиому «made in USA», можно ли на самом деле согласиться с тем, что палестинцы и израильтяне могут сегодня упустить свой один-единственный и неповторимый шанс на мир? 
Почему именно сейчас? Лишь потому, что Барак Обама и Биньямин Нетаниягу наконец, нашли общий язык? Или потому что Обама возложил на  широкие плечи сенатора Керри обязанности «челнока»,  которому в ближайшие месяцы предстоит выслушивать неприятные вещи от израильтян и палестинцев, после чего он выступит с еще одной поучительной речью об «исчезающих шансах».  

На самом деле на данном этапе не происходит ничего нового и существенно отличающегося от того, что уже имело место быть в  прошлом году, два, три, четыре, а также пять и даже шесть лет назад. Если уж говорить об упущенных шансах, то необходимо вернуться в прошлое, почти на 8 лет назад. Тогда Израиль готовился к одностороннему размежеванию с Газой, которое вовсе необязательно должно было быть «односторонним», а вполне могло бы стать первым шагом или первой частью многостороннего соглашения между Израилем и Палестинской Автономией в рамках  «арабской инициативы». 

Рания и Абдалла
Не было никаких предпосылок для того, чтобы награждать  отступлением ХАМАС в обход нового палестинского лидера, с приходом которого к власти подошла к концу 2-я палестинская интифада. Не существовало никаких препятствий для того, чтобы серьезно изучить саудовское предложение о мире, ратифицированное всеми членами Лиги Арабских Государств (дважды, включая Сирию, на которую было оказано огромное давление Саудовской Аравией, Катаром и Египтом).  И если уж было принято решение об отступлении из Газы, его вполне можно было «продать» другой стороне в качестве первого, и весьма существенного шага доброй воли, скоординировать действия с палестинскими силовиками, а не бросать Газу на произвол судьбы, а вернее – на произвол ХАМАСа. 

Однако все это было бы верно лишь в том случае, если бы правительство Шарона, которое на скорую руку провело размежевание (последствия это скороспелого шага ощущаются и по сей день), действительно было заинтересовано во всеобъемлющем мирном соглашении, которое могло бы положить конец контролю и ответственности Израиля за жизнь и судьбу 4 миллионов палестинцев (1,4 миллиона в Газе, и 2,6 на Западном Берегу).
В любом случае -  те оптимальные для развития диалога и формирования соглашений условия, которые существовали в 2005 году не были использованы по назначению. Тот шанс был безнадежно упущен, потому что уже в январе 2006 ХАМАС одержал победу на палестинских выборах, а в июне 2007 захватил власть в секторе Газа. 

Очевидно, что в условиях палестинского раскола договариваться по отдельности с ФАТХом в Рамалле, а затем с ХАМАСом в Газе нет никакой возможности. Потому что ФАТХ не пойдет на болезненные уступки, не имея никакого контроля над Газой, а ХАМАС вообще заинтересован исключительно в промежуточных договоренностях, например в «худне» – перемирии, которое позволит ему консолидировать власть в секторе и несколько улучшить экономическую ситуацию. 

До тех пор, пока палестинцы не смогут изменить подобную реальность раскола, рассчитывать на то, что та или иная сторона будет готова пойти на существенные уступки по ключевым вопросам (Иерусалим, беженцы, границы)  не приходится. 

А учитывая нагрянувшие арабские революции, нестабильность в Египте и прочие региональные факторы, ясно, что и Саудовская Аравия сегодня не станет использовать  свое влияние для того, чтобы уговорить палестинцев отказаться от права на возвращение беженцев или от какой-нибудь другой священной коровы. 

 Арабская мирная инициатива все еще существует, однако на арабской арене сегодня нет никого, кто был бы готов засучить рукава и вдохнуть в старую инициативу новую жизнь. На сегодяшний день реальных шансов на возобновление переговоров между разобщенными палестинцами и израильтянами, убежденными в том, что статус кво лучше, чем какие либо перемены, практически не существует . Но это не означает, что они не могут появиться в будущем. Важно только уже в который раз не упустить очередной шанс.

Комментариев нет:

Отправить комментарий