среда, 1 мая 2013 г.

Кто виноват в разрушении Тель-Авива?

Цви Гиль, «Мегафон»

Такие города, как Хайфа и Иерусалим, обладают естественной ландшафтной красотой, и поэтому любое усилие, направленное на улучшение внешнего облика, оправдывает себя, добавляя городу привлекательности. Тель-Авив не отличается природной красотой, за исключением, пожалуй, моря. Однако жители Тель-Авива вместо того, чтобы превратить свой город в более привлекательное место, собственноручно добавляют к его внешнему облику  уродливые черты. И никто, ни один, обладающий полномочиями и авторитетом, муниципальный институт, не пытается воспитывать горожан, воздействовать на их сознание. Не пытается заставить граждан изменить свое отношение к эстетической стороне их повседневной урбанистической жизни . Все это происходит в самом популярном мегаполисе страны, где все мечтают жить.

Знаменитая строка из стихотворения поэта Иегуды Лейба Гордона «Будь евреем в шатре своем и человеком, выходя из него» («Пробудись, народ мой», 1861) — в галуте имела, кроме прочего, и негативный аспект. В то время, как в своем доме, внутри собственного индивидуального пространства, евреи соблюдали чистоту и порядок, даже самые неимущие из них, внешнее, публичное пространство их не интересовало, поскольку принадлежало иноверцам, чужим. Поэтому, когда в своих домах евреи наводили чистоту, тщательно прибирая жилые помещения в канун субботы, перед Песахом и другими праздниками, помои выплескивались наружу, иногда сверху вниз. Перед пасхальной неделей, в дни, когда сжигался хамец, евреи в галуте не только красили свои дома изнутри, вычищали их до блеска, но даже обновляли и ремонтировали мебель. По весне ковры, подушки, пуховые одеяла проветривались во дворах, из них выбивали пыль, накопившуюся за зимние месяцы. Перья летали по воздуху в еврейских штетлах Восточной Европы.

В еврейском государстве подобные картины можно наблюдать в ортодоксальном квартале Меа Шеарим – в канун наступления субботы, в канун Песаха. Таков один из обычаев, которые мы привезли с собой из галута. Однако теперь публичное, общественное пространство более не принадлежит «чужим» —  полякам, украинцам, венграм. Публичное пространство является ныне израильским, принадлежит израильтянам, государству Израиль. К огромному сожалению,  эта сомнительная «традиция» отношения к публичному пространству передалась молодым поколениям израильтян. Не тем, кто живет в закрытых ортодоксальных кварталах в Иерусалиме. А современным, секулярным молодым людям, которые живут в космполитическом Тель-Авиве,  незасыпающем городе «без перерыва». И жители этого города не перестают вносить свою весомую лепту в процесс уродования окружающей урбанистической среды.

В прошлом я уже не раз касался разных аспектов урбанистических проблем Тель-Авива. На сей раз вернуться к этой теме меня заставило посещение дома, в котором живет моя приятельница. Художница, она проживает в центре Тель-Авива, в доме, который предназначен к сносу. Новым жильцам, тем не менее, позволяют селиться в этом здании, предупреждая заранее, что в любое время им придется освободить помещение. В самом доме и на прилегающей к нему территории царит запустение. Во дворе жуткая грязь, мусор. То же самое – в парадном, на лестничной клетке. Все это оправдывается «временностью». И речь идет не только о физическом состоянии  конкретного строения. Речь идет о пресловутой израильской «временности». О временном состоянии как жизненной философии многих израильтян. Войдя в дом, я, грешным делом, подумал, что ошибся адресом и попал в какой-то полуразрушенный сквот, зимнее прибежище бездомных. Но нет, это был жилой дом. Приятельница жила в трехкомнатной квартире на третьем этаже – без лифта, без автостоянки. Вместо удобств – грязь и разруха. За эти «хоромы» она платила 5 тысяч шекелей, не считая  оплаты муниципального налога, не считая стоимости воды, электричества, газа. Но зато — в «городе без перерыва».

В Тель-Авиве живут десятки тысяч квартиросъемщиков. Но речь не идет о существовавшей некогда системе аренды «под ключ», когда съемщик платил владельцу определенную, достаточно высокую, цену за аренду квартиры (порой треть от ее стоимости) и нес ответственность за сохранность и внешний облик своего жилья. Получив квартиру «под ключ», арендатор мог жить в ней до конца своих дней, выплачивая ежемесячно символическую арендную плату.  Если такой съемщик хотел покинуть квартиру, он был обязан отдать владельцу недвижимости треть суммы, полученной от нового жильца, которому передавалось право на проживание в доме. Сейчас все базируется на ежегодном договоре. А 3-комнатная квартира в центре города стоит 6 тысяч шекелей. Здесь начинается и заканчивается проблема.

Подавляющее большинство тель-авивских квартиросъемщиков – молодежь, студенты или люди,  работающие в городе. Для них квартира – место ночлега, шатер в пустыне. Они постоянно меняют квартиры. Такое временное проживание для них сродни походу в кино: покупаем попкорн, кока-колу, смотрим фильм, получаем удовольствие и оставляем кучу мусора в зале. Иными словами, они не испытывают никаких чувств к месту, где им приходится временно ночевать – ни к городскому пейзажу, ни к зданию, в котором выпало перекантоваться какой-то период, ни к экологической стороне вопроса. У них нет времени — они работают или учатся, развлекаются по вечерам, спят и снова идут на работу (учебу). Если у них есть деньги, они находят квартиры довольно быстро.

Результат подобного образа и отношения к жизни – не только бардак в квартире, но также грязь и запустение снаружи. Этому способствуют и частные специалисты разного профиля (сантехники, электрики, слесари и пр.), оклеивающие рекламой своего бизнеса двери квартир и стены домов. Отодрать эти наклейки порой бывает очень сложно. Муниципальные законы могли бы предотвратить подобное вторжение в частное пространство.  Молодым жильцам не до этого. Напротив, они нередко добавляют собственные наклейки на двери и почтовые ящики. 
А иногда, в порыве художественного азарта, малюют граффити на фасадах зданий.
И здесь, по логике вещей, в ситуацию должен вмешаться владелец дома. Должен, но не вмешивается. А зачем? Он и так получает десятки тысяч шекелей в год. Иногда он вынужден (согласно контракту) осуществить легкий косметический ремонт сдаваемой в аренду квартиры. А состояние здания, его фасад, парадное, лестничная клетка  - все это владельца тель-авивской квартиры, живущего в комфортной дали от своей несущей золотые яйца недвижимости не интересует.

А время идет. И делает свое грязное дело, превращая в труху здания «города без перерыва». Превращая центр города в мусорную свалку. И нет хозяина, который мог бы вычистить эти авгиевы конюшни. Муниципальные власти не делают ровным счетом ничего для того, чтобы заставить домовладельцев прекратить подобного рода порочную парктику уничтожения урбанистической среды.

Рон Хульдаи, по моему скромному мнению, отличный градоначальник. По всей вероятности, он будет переизбран  еще на один срок. Он этого достоин. Он пообещал, что останется на посту Тель-Авива до тех пор, пока не будет пущена первая линия метро. Уважаемый мэр, пожалуйста, поставьте своей целью не только улучшение ситуации в городе на подземном уровне, но и на земле. Пора научить жителей города относиться к нему с уважением и любовью.
(перевод с иврита)

Комментариев нет:

Отправить комментарий