суббота, 6 сентября 2014 г.

А в остальном, прекрасная маркиза…

Яир Лапид
"Служба в армии — это только первичный фильтр. Следующий отсеивает претендентов по признаку благосостояния, дискриминируя бедных и средний класс. Ведь речь идет исключительно о новых квартирах. Скидку получат только самые состоятельные — те, кто покупает новую квартиру от подрядчика". Интервью с адвокатом Гилем Ган-мором о законе Лапида "0% НДС".

Министра финансов Яира Лапида критикуют давно и безжалостно. С самого первого дня его каденции: то Дон Кихота он плохо читал, то Рики Коэн слишком много зарабатывает. Но больше всего – за бездействие. Мол, наобещал всем золотые горы – и где они? И вот человек решил в конце концов сделать что-то серьезное — провести закон о нулевом НДС при покупке первой квартиры. Почему же за это, казалось бы, благородное намерение, на него обрушился очередной шквал критики буквально со всех сторон?

С одной из этих “сторон” я захотела поговорить, чтобы понять,  на самом ли деле  недостатки закона настолько перевешивают его достоинства, что «уж лучше никак, чем так».
Ведь достоинства, как ни крути, тоже есть: некоторое количество людей, которые без него могли претендовать только на покупку старой квартиры — смогут воспользоваться льготой и купить вместо этого новую. Что в этом плохого? Этот вопрос я задала одному из самых активных противников нового закона Лапида, адвокату Гилю Ган-Мор. Гиль возглавляет сегодня отдел по праву на жилье в израильской организации по борьбе за гражданские права.

- Гиль, объясните, пожалуйста, что плохого в законе, цель которого – облегчить покупку первой квартиры хотя бы части израильтян?

- Добрыми намерениями, как известно, устлана дорога в ад. Плоха в данном случае не цель, а средство. Плох сам закон. В нем изначально заложено несколько проблем.

Одна из них в том, что он дискриминирует целые группы населения. Напомню – закон Яира Лапида говорит о том, что налоговая льгота при покупке первой квартиры будет предоставлена только тем, кто отслужил в армии, и покупает новую квартиру ограниченной стоимости. Само по себе ограничение по критерию службы в армии уже оставляет за бортом не только почти всех арабов и ортодоксов, но также инвалидов, репатриантов, прибывших в страну после призывного возраста, и вообще всех, кто по какой-либо объективной причине не мог отслужить свой срок. Я понимаю желание Лапида поощрить тех, кто отслужил, но в данном случае речь идет о социальном законе, перераспределении неких благ. Такое перераспределение не может быть обусловлено одним единственным критерием, который никак не относится ни к доходам человека, ни к его семейному положению, ни к достатку. 

Почему человека, который не уклонялся от призыва, а был совершенно официально освобожден в полном соответствии с государственными законами, то же государство впоследствии наказывает?

- Вам не кажется, что «наказывает» – здесь слишком сильное слово? Государство ведь никого не сажает в тюрьму (кроме настоящих уклонистов), оно всего лишь хочет компенсировать хотя бы частично те три года жизни, которые «подарил» ему каждый гражданин страны, призвавшийся в армию. Если у человека объективно не получилось — значит, ему не повезло. Но почему из-за этого другие, многие из которых не только потратили драгоценное время, но и рисковали жизнью, не должны получить что-то взамен?

- Конечно, должны. Для этого и существует закон о демобилизованных солдатах, в соответствии с которым каждый освободившийся служащий ЦАХАЛа имеет право на определенные выплаты и льготы, и это совершенно справедливо. Но в том-то и дело, что закон о нулевом налоге и здесь вносит дискриминацию. Потому что этой льготой смогут воспользоваться далеко не все отслужившие в армии, и это никак не будет зависеть от размера их вклада в безопасность страны. Это будет зависеть исключительно от размера кошелька их родителей. Те, кому родители не смогут помочь собрать необходимый для покупки новой квартиры начальный капитал, останутся ни с чем. А те, чьи родители достаточно богаты, получат скидку размером в среднем около 300 тысяч шекелей. Где логика?

- Вы сказали, что это не единственная проблема закона, который пытается провести Лапид. Чем еще, с вашей точки зрения, так уж плох этот закон?

- Служба в армии — это только первичный фильтр. Следующий отсеивает претендентов по признаку благосостояния, дискриминируя бедных и средний класс. Ведь речь идет исключительно о новых, только что построенных или даже еще не построенных квартирах. То есть ни те израильтяне (честно отслужившие в армии!), которые могут позволить себе приобрести только квартиру со вторых рук, ни те, кто снимает жилье, не получат по этому закону ни копейки. Получат только самые состоятельные — те, кто покупает новую квартиру от подрядчика. Для информации: сегодня 85% приобретаемого на рынке жилья — со вторых рук.

- Но почему проблемы всех секторов и слоев населения должны решаться в рамках одного единственного закона? Для других случаев будут другие законы, и остальные получат помощь в каком-то другом виде.

- Не получат. У государства нет на это денег. Закон Лапида потребует от государства вложений в размере примерно 3 миллиарда в год в течение 10 лет. Это 30 миллиардов шекелей. Для сравнения, все вместе взятые рекомендации правительственной комиссии по борьбе с бедностью “стоят” около полутора миллиардов в год — в два раза меньше. Правительство на это денег не нашло.

- Но, может быть, остальным это поможет косвенно. Может, эти льготы просто снизят общий уровень цен на жилье? Как этот закон может повлиять в целом на жилищный рынок в Израиле?

- В чем точно будут выражаться изменения, вам сегодня не сможет сказать никто. Но практически все экономисты, причем зачастую находящиеся по разные стороны «экономических баррикад», сходятся в принципиальной оценке: проблему израильского рынка жилья этот закон не решит. Посудите сами — увеличится количество тех, кто может купить новую квартиру, то есть повысится спрос. Квартиры — это не мобильные телефоны, которых можно произвести еще пару сотен тысяч единиц в течение нескольких дней. Соответственно, цены от этого могут только вырасти.

По прикидкам специалистов, в лучшем случае только половина общей суммы скидки достанется тому, кто покупает квартиру, остальная часть достанется подрядчику, который неизбежно захочет повысить цену. Если он не может повысить номинальную цену (иначе квартира не попадет под условия закона), то он просто уменьшит свои вложения — будет продавать за ту же сумму квартиры хуже и меньше размером.

- Несмотря на все перечисленные вами недостатки, этот закон имеет немало сторонников в нынешнем Кнессете. По вашей оценке, каков шанс, что он будет утвержден?

- Я не эксперт по политическим вопросам, и не могу строить обоснованных предположений относительно окончательного голосования каждого министра или депутата. Единственное, что могу сказать, что противников у этого закона тоже хватает. Как в Кнессете, так и вне его. Заметьте — Яир Лапид собирался утвердить его еще до начала летних парламентских каникул, но не смог. Посмотрим, чем кончится новый раунд этой борьбы.

- Спасибо большое, Гиль.

В общем, разговор вышел по принципу песенки Утесова: “А в остальном, прекрасная маркиза, всё в этом законе хорошо”.


Ольга Бирман
РеЛевант

Комментариев нет:

Отправить комментарий