суббота, 13 декабря 2014 г.

Умеренный избиратель? Чего он хочет

Гидон Леви

На самом деле умеренный избиратель и есть самый настоящий экстремист. Он готов бесконечно обманывать себя, а «умеренные» партии водят его за нос снова и снова. Его коллеги по самообману, умеренные партии, не предлагают на самом деле никакого решения, только старые лозунги, в которые даже они сами уже не верят. Они их повторяют так просто — для порядка. Не бывает умеренных решений в кризисной ситуации. Единственные, кто предлагают какие-либо решения — это радикалы, справа и слева. А что предлагают умеренные? Перепрыгнуть через пропасть в ритме вальса? Шаг вперед и два назад? Так не бывает.





Умеренный избиратель обдумывает сейчас свои действия: за кого он проголосует на ближайших выборах? Он же не просит ничего сверхъестественного: чуть-чуть безопасности, немного заработка, и, главное, чтобы было еврейское государство, такое, которое «хорошо для евреев». Есть же у нас право, в конце концов, на такие элементарные вещи, и у него тоже есть.

Сегодня многие партии обещают ему все это обеспечить. Право-центристские и лево-центристские, Лапид и Кахлон, Бужи и Ливни, впрочем, и Ликуд — относительно умеренная партия. Он не верит ни одному из них, но обязательно проголосует за кого-нибудь из них. Он ведь — умеренный, вот он и отдаст свой голос куму-то умеренному. Он не любит радикалов и радикальных решений. И, вообще, он же просит ничего из ряда вон выходящего.
Умеренный избиратель хочет мира, ну, конечно, он хочет мира! Но не сейчас, и уж точно без раздела Иерусалима и угрозы ракетных обстрелов аэропорта. А кроме того, с кем заключать этот мир? С ХАМАСом? Или с этим отрицателем Катастрофы? Выходит, не с кем. Он сам никогда не бывал на территориях, если не считать шоссе 443 или бар-мицву у Стены Плача.
Ему там нечего делать, да и, говорят, там опасно. Поселенцы с его точки зрения — экстремисты, а он против экстремистов, он их не любит. На самом деле, он очень мало поселенцев встречал в своей жизни. Да и палестинцев, со времен службы в армии, тоже встречал не много, если не считать ремонтника, который ему недавно менял плитку на кухне, но он даже не знает толком, был ли тот палестинцем, жителем Восточного Иерусалима или вообще черкесом-израильтянином.



ЦАХАЛ трогать нельзя, это святое, это нельзя даже обсуждать — ни бюджет, ни поведение солдат. Это однозначно самая высокоморальная армия в мире и она обеспечивает нашу безопасность. Умеренный избиратель хочет просто спокойствия. У него нет сил ни на новую интифаду, ни на демонтаж поселений. А еще он не хочет видеть здесь беженцев из Африки, пусть идут куда-нибудь в другое место — у Израиля и своих проблем хватает, и он не может вместить всех желающих. И Высший суд справедливости ему тоже надоел. Если честно, он вообще не слишком интересуется политикой. Все эти недавние волнения — Закон о еврейском государстве, Закон о беженцах, Закон о Накбе, Закон о газете «Исраэль ха-йом», прошли как-то мимо него. В чем он уверен, так это в том, что у нас слишком много демократии, это точно. Он же не просит многого.

Большая часть партий обещают исполнить все его желания. Немного мирного процесса, может быть, даже пару «болезненных уступок», разумеется, безопасность и бескомпромиссная борьба с террором, продолжить массовое заключение беженцев из Африки в тюрьме «Холот» и улучшить отношения с США — один словом, умеренность. Конечно, он не станет голосовать за Авигдора Либермана или Нафтали Беннета — они радикалы. Скорее всего, не будет и за МЕРЕЦ — они на грани радикалов. Понятное дело, не за всяких там Зуаби — эти просто предатели. Умеренный избиратель уж как-нибудь найдет свое место где-то там — между левыми и правыми.

Но правда заключается в том, что на самом деле умеренный избиратель и есть самый настоящий экстремист. Он готов бесконечно обманывать себя, а «умеренные» партии водят его за нос снова и снова. Умеренный избиратель — экстремист, потому что своим выбором он из раза в раз позволяет умеренным партиям проводить радикальную политику: сохранять жесткий силовой контроль над территориями, проводить каждые пару лет военную операцию, итогом которой становятся чудовищные разрушения и жертвы, раздувать оборонный бюджет настолько, что на все остальное уже просто не остается денег. Все это делают израильские умеренные политики, не радикалы и не экстремисты, и он — их главный помощник.
Его коллеги по самообману, умеренные партии, не предлагают на самом деле никакого решения, только старые лозунги, в которые даже они сами уже не верят. Они их повторяют так просто — для порядка.

Не бывает умеренных решений в кризисной ситуации. Единственные, кто предлагают какие-либо решения — это радикалы, справа и слева. А что предлагают умеренные? Перепрыгнуть через пропасть в ритме вальса? Шаг вперед и два назад? Так не бывает.
Да, приятно чувствовать себя умеренным. Но выбор сегодня происходит в ситуации настолько экстремальной, что осталось только два варианта: либо радикальное решение, либо продолжить жить в темноте и самообмане, пока все само не развалится. Только, пожалуйста, не называйте это умеренностью.

РеЛевант
(перевод из газеты ха-Арец)

Комментариев нет:

Отправить комментарий