среда, 7 января 2015 г.

Средний класс, Жюстина и Кандид


Одна из главных загадок израильской политики: почему именно партии среднего класса оказываются наиболее нелепыми, обманывающими ожидания своих избирателей, недолговечными — на один или два сезона? И почему, если партии среднего класса - это, как правило, обманки, за них продолжают и продолжают голосовать? 

Разве непонятно было все заранее и с партией "Цомет", и с партией "Третий путь", и с партией "Центра"? Разве непонятно было, что лишенное хоть какого бы то ни было содержания партия пенсионеров — не сможет помочь никому, даже пенсионерам, которых она взялась защищать? Разве непонятно было после провалившегося (не добившегося ни гражданских браков, ни хоть какого-то отделения религии от государства) блестящего интеллектуала Лапида-старшего полная тщетность необразованного и лишенного харизмы отца Лапида-младшего? Разве непонятно было, что бывший телеведущий, шедший в политику с вопросом "Где деньги?", став министром финансов, найдет эти деньги в карманах своих избирателей? 
Странно, вроде бы средний класс у нас — это вкусившие плодов просвещения. Они наиболее светская, наиболее образованная, наиболее мобильная часть общества. Что же заставляет их раз за разом наступать на те же грабли?

Может быть, вкусившие плодов просвещения слишком рациональны для нашего Средневековья?! Да нет, вроде. Тут именно с рациональностью выбора большие проблемы. 

У французского Просвещения 18 века две любимые темы, два привычных козла отпущения, два излюбленных понятия: "социальная справедливость" и "фанатизм". Просвещение - не верит в искренность святош, в любом культе видит обман, изобретенный для фанатизации группы людей и для эксплуатации этих фанатиков. Оно видит, что общество устроено неправильно и несправедливо, знает, что все может быть иначе. Полно уверенности, что все изменится к лучшему.


Давайте, однако, вспомним, что великая литература эпохи Просвещения дала нам не только прогрессивный пафос од Ломоносова и антиклерикальную риторику Вольтера, дух законов Монтескье и Теорию общественного договора Руссо, но и... таких героев литературы как Кандид (из "Философских повестей") и Жюстина (из одноименного романа маркиза де Сада).

Что объединяет десадовскую Жюстину и вольтеровского Кандида? Их влечет ко всем возможным напастям. И прошлый горький опыт никак не может им помочь избежать чего-либо. Оба они вечные простаки, неспособные научиться на своих чудовищных испытаниях решительно ничему.

В повести "Кандид, или Оптимизм" Вольтер иронизирует над благодушными общественными представлениями. Герой-простак Кандид (имя в переводе означает "искренний") — модель "естественного человека" просветителей, который доверяет всем модным прогрессивным поветриям. Партии среднего класса в Израиле обычно похожи на вольтеровского Кандида, который полон оптимизма после многочисленных неудач, ибо уверен, что все должно быть к лучшему в этом лучшем из возможных миров. Правда, он не совсем понимает, как это все из такого печального состояния к лучшему вывернется.

Электоральное поведение среднего класса похоже на образ действий Жюстины из романа маркиза де Сада, у которой нет ни воли, ни желания учиться на ошибках, ни, кажется, даже памяти. Жюстина остается интеллектуально невинной после всех чудовищных изнасилований и истязаний. Жюстина живет в непрестанном изумлении, так и не вынося из поразительно повторяющихся надругательств над ее наивной невинностью ни малейшего опыта.

Наш средний класс, подобно той же Жюстине, после очередной западни вновь возвращается к исходной точке, чтобы еще раз начать все сначала, опять, как и прежде, ничему не научившись, не сумев извлечь уроков из неудачного опыта, готов снова довериться следующему даже не очень искусному совратителю и заплатить за доверчивость, будучи вновь обманутым и униженным в самой извращенной форме. Нам же остается только проливать слезы над несчастной судьбой добродетели. 

Я далек от того, чтобы, подобно многим, упрекать "модные" партии в импотенции власти. Не надо путать причины и следствия. Именно беспомощность власти в кардинальных для страны вопросов, столь характерная для израильской политической системы последних десятилетий, привела к чехарде партий-трендов, во главе которых стоят харизматичные демагоги. Но, все-таки партии подобного типа и увеличивают хаос в израильской политике и общее разочарование избирателей. Разочарование самой возможностью влиять на процессы, происходящие в стране посредством голосования.

Может ли такое положение вещей изменится? Да, наверное, может. Но не обязательно в лучшую сторону. Ведь наивное и верящее в светлое будущее Просвещение в результате привело к гильотинам Великой французской революции.

Комментариев нет:

Отправить комментарий