четверг, 26 февраля 2015 г.

Что показали предвыборные теледебаты между главами 8 партий



В четверг вечером в эфире 2 телеканала впервые с 1999 года прошли предвыборные дебаты, в которых приняли участие лидеры восьми политических партий. Лидер «Ликуда» Биньямин Нетанияху категорически отказался участвовать в дебатах, и после некоторых колебаний лидер «Сионистского блока» Ицхак Герцог решил, что в отсутствие главного соперника участвовать в дебатах ему смысла нет.
Беннет объявил, что это он заставил правительство начать военную операцию «Несокрушимая скала» и уничтожить тоннели террористов, «хотя никто этого не хотел», и продолжит действовать в том же духе.

Либерман вновь поднял на флаг старые лозунги «покончить с ХАМАСом» и «ввести смертную казнь для террористов».
Эли Ишай заявил, что самое страшное — это не Иран, не Хизбалла и не ХАМАС, а бедность и социально-экономические проблемы. В том же духе высказался и Арье Дери. Дери выставил три условия своего участия в правящей коалиции: нулевой НДС на товары первой необходимости, повышение минимальной зарплаты до 30 шекелей и выделение 7.5% всех строящихся квартир под социальное жилье.
Айман Уде призвал создать единую демократическую коалицию, которая сможет вывести страну из тупика и вернуть надежду на решение застарелых проблем. Лидер арабского списка заявил, что все говорят о еврейском государстве, но «это даже не еврейское государство, а государство магнатов», поэтому у арабских и еврейских избирателей общие проблемы и задачи.

Захава Гальон обвинила всех членов правящей коалиции в трусости и объявила, что пока что только МЕРЕЦ объявила, что не войдет в правительство Нетанияху.



В первой части дебатов соперников разбили на пары «антагонистов». Моше Кахлон дискутировал с Яиром Лапидом о строительстве жилья,. Кахлон вновь обязался раздробить монополии и снизить цены на жилье. Он заявил, что если коалиция не даст ему такой возможности, он «встанет и уволится», и обвинял Лапида в том, что тот остался сидеть в правительстве.
Захава Гальон и Нафтали Беннет обменялись всем известными тезисами «левых» и «правых» по теме израильско-палестинского конфликта. Авигдор Либерман обрушил на Аймана Уде не менее стандартные обвинения в «ненависти к Израилю» и «стремлении разрушить государство». Ведущая напомнила Либерману, что благодаря инициированному им повышению электорального барьера арабский список может стать третьей по величине фракцией Кнессета. Политик ответил, что «только общая ненависть к Израилю» объединила в один блок коммунистов, националистов и исламистов.
Уде не остался в долгу. Он назвал обвинения Либермана «анахронизмом, выскочившим откуда-то из тридцатых годов», и обвинил его в «бегстве» от по-настоящему важных и интересующих общество вопросов. «Он бежит, потому что он лидер коррумпированной партии», — заявил Уде, напомнив оппоненту известный афоризм о патриотизме, как последнем прибежище негодяя.
Журналист Амит Сегаль спросил Либермана, почему он, входя во все правительства с 2001 года, так и не выполнил своих обещаний — не настоял на введении гражданских браков, не покончил с террором в Газе и др. Либерман ответил, что он как раз дважды выходил из правительств, когда они действовали вразрез с его принципами. Кстати, никаких обещаний по теме религии и государства лидер НДИ уже не дает, а вот «ликвидировать ХАМАС» он обещает по-прежнему.
Яир Лапид схлестнулся с Нафтали Беннетом по вопросу о финансировании изолированных поселений. Лапид сказал, что он, как министр финансов, отказался переводить изолированным форпостам миллионы шекелей, так как «эти деньги были нужны в Кирьят-Шмоне и Сдероте». Беннет назвал слова Лапида «полной ложью», но не отрицал, что он добивается финансирования для изолированных поселений — ибо там живут «равноправные граждане Израиля».
Все участники дебатов вели себя, в общем, примерно одинаково: избегали резких и определенных высказываний, уходили от ответов на вопросы, перебивали друг друга и кричали. Наиболее корректно вел себя лидер Объединенного арабского списка Айман Уде, которому давали слово реже всех и перебивали чаще всех.
Все участники старались держаться в поле «национального консенсуса», и границы этого консенсуса обрисовались в ходе дебатов достаточно ясно: что бы ни провозглашали партии в своих политических программах, на практике все, кроме МЕРЕЦ и арабского списка, предпочитают забыть о израильско-палестинском конфликте и сосредоточиться на социально-экономических проблемах. Как сформулировал это Арье Дери: партнера для переговоров все равно нет, самое время заняться жильем, дороговизной жизни и борьбой с бедностью. С такой позицией согласен и Моше Кахлон, и Яир Лапид, который теоретически выступает за создание палестинского государства, но на практике говорит только о коррупции, монополиях, жилье и переполненных школьных классах.

ИсраэльИнфо

Комментариев нет:

Отправить комментарий