воскресенье, 7 апреля 2013 г.

Открытое письмо министру финансов от Рики Коэн

 Если уж гражданам, так или иначе, предстоят сокращения пособий, урезание субсидий и повышение налогов, то с таким красивым министром финансов, который похож на популярного телеведущего, пережить все эти экономические экзекуции будет немного легче и приятнее.  

Йонит Неэман,  («Ха-Окец»)

Господин министр финансов, здравствуйте!

Я хотела бы поблагодарить Вас лично за то, что Вы избавили меня от анонимности и подарили мне имя, работу, семью. Не каждому выпадает такая удача. Сам господин министр решил позаботиться обо мне, выделил меня среди всего остального безликого населения страны. В качестве примера, разумеется. Не для того, чтобы жениться и взять меня к себе,  из моей серой Хадеры в свой богатый Северный Тель-Авив. Но я рада и тому, что пригодилась Вам в качестве примера. Хоть что-то. Особенно в наши непростые дни, наполненные неопределенностью, когда будущее столь туманно.

Послушайте, это Вы хорошо придумали с госпожой Рики Коэн. Удачное имя, народное такое, его можно найти в любой израильской общине – и среди сефардов, и среди ашкеназов. Может быть, среди сефардов чаще. И все-таки – такие фамилии есть везде, в каждом квартале, в каждом городе. В ветхих блочных микрорайонах и в престижном квартале Мишкенот Шеананим. Меня с детства называют Рики, но на самом деле меня зовут Ривка – у нас принято сокращать имена. Но Коэн – моя настоящая фамилия.  Мой муж всегда говорил мне: «Ривка, хорошо, что ты разведенная женщина. Коэн и разведенная». Ну, вы понимаете.

Все говорят, что Вы, конечно, мужчина хоть куда, но в экономике разбираетесь не слишком.  Я считаю, что министр финансов не обязан разбираться в экономике, когда вокруг него столько гениальных людей в строгих костюмах, которые прекрасно знают, как начислять банковскую учетную ставку, и кому следует оплачивать из своего кармана экономический рост. Главное – это благие намерения. А у Вас  этих намерений – вагон и маленькая тележка. Кроме того, если уж гражданам, так или иначе, предстоят сокращения пособий, урезание субсидий и повышение налогов, то с таким красивым министром финансов, который похож на популярного телеведущего (и который действительно когда-то был популярным телеведущим) пережить все эти экономические экзекуции будет немного легче и приятнее, чем со Штайницем, шахматистом-любителем, чья диссертация исследует суть метафизических доказательств существования Бога. Мне будет легче поверить Вам, что в минфине все тяжело работают с целью закрыть государственный минус – чтобы всем нам, в итоге, было лучше. Я слышала, что Вы даже отменили пасхальный отпуск, чтобы посвятить время изучению вопроса. Мне так жалко Лихи, Вашу жену, и детей – я читала в «Едиот ахронот», что они не видят Вас сутками.

Если честно, то и своего мужа, который, как Вы знаете сами, работает в хай-теке (не на руководящей должности), мы почти не видим дома. Я, как Вам тоже известно, учительница. Это Вы здорово придумали – дать мне профессию учителя. Это мужская профессия, которую выполняют женщины – жены, матери, сестры. Женщины. Ну? Вы в курсе.  Это они готовят нам бутерброды, поют колыбельные песни о равноправном распределении обязанностей (Ваш любимый «шивьон ба-нетель»). Уж к ним-то невозможно относиться без понимания и сочувствия. Но я почему-то уверена, что на своем новом посту, Вам объяснят, что очень даже можно.

Короче, как Вы и сказали своим минфиновским мальчикам, мы с мужем  оба работаем и получаем зарплату. Только дело в том… Ох, мне так неловко со всей этой, обрушившейся на меня меня славой… Но я обязана. Дело в том, что, несмотря на то, что я внимательно изучила все наши платежные ведомости, я так и не смогла обнаружить, что мы когда-либо получали 20 тысяч шекелей. Хоть убейте, не могу понять, где тут ошибка. Сначала я подумала, что Вы имеете в виду 20 тысяч брутто – но и этого нет в помине. Потом я решила подсчитать наши доходы без учета ипотеки (можно и помечать) – все равно не сошлось. Тогда я посчитала доходы всего семейства Коэн – моего брата-холстяка и сестры, матери-одиночки. Если сложить их доходы вместе – все равно ни о каких 20 тысячах шекелей речь не идет.

О Коэнах со стороны мужа я промолчу. Я знаю, у Вас аллергия на таких как они. Ну эти… Религиозные. Они хоть и работают, но Вас они раздражают. Я не хочу, чтобы Вы и он нас думали, будто мы не вносим свой вклад в существование этого государства. А вот скажите мне, господин министр, эти Ваши «минфиновские мальчики» — они действительно такие молоденькие? Они что на самом деле недавно закончили университет? Может, это просто у меня разыгралось воображение. В последний раз мне доводилось посещать министерские учреждения  во время школьной экскурсии. Ну, не считая налогового управления. Раз в год я заполняю бланки – ведь часть своей зарплаты я получаю через фирму по найму. Может быть «мальчиками» их называют за их пыл и бойкую готовность сокращать, урезать, отнимать. Или они просто никогда не стареют в министерстве финансов – вот он рецепт вечной молодости! Говорят, что большая зарплата действует как волшебный эликсир.

В общем, Яир, уже поздно — завершаю свое письмо. Я не знаю, кто Вам рассказал про ту круглую сумму, которую Вы нам приписали – неужели «мальчики»? Или Вы вспомнили госпожу Коэн из своего детства. Которую встретили во время своего ежегодного путешествия по Европе во время каникул. Я одно хочу попросить Вас: посмотрите вниз. Еще ниже, еще, еще. Еще. Да, сюда. Вот она я, Рики Коэн. А вот мои платежные ведомсти. И моего мужа тоже. В следующий раз, когда Вам захочется использовать нас для того, чтобы лучше выглядеть, и когда Вам захочется узнать, где расположена Хадера, и к какой налоговой категории относятся ее жители, попробуйте применить психотерапевтический метод символдрамы. Немного воображения. Говорят, что это эффективная методика.

(перевод с иврита)

Комментариев нет:

Отправить комментарий