четверг, 18 апреля 2013 г.

Рино Црор: почет или медвежьи объятия номенклатуры?

Рино Црор
Журналисты, того сорта, к которому относится Рино Црор, по своей природе люди циничные, критические и открыто «анти-официозные». 
В этом их главное достоинство. 
Именно поэтому они не должны принимать награду от власть имущих, от тех, кого они так активно и справедливо критикуют за их политические и общественные ошибки.  

 Ирми Амир («Мегафон»)


Журналист Рино Црор в этом году стал одним из тех, кому было доверено зажечь факел на торжественной церемонии, посвященной Дню независимости Израиля. Он  был выбран специальной комиссией министерства информации и диаспоры (это официальное название, более точный перевод с иврита: министерство пропаганды). Первая мысль, которая возникла у меня по этому поводу: замечательно, наконец-то и журналист удостоился такой чести. Но в следующую секунду я засомневался и задумался: как пали герои…

Я понимаю, что, высказывая эту крамольную мысль, я наступаю на грабли, и дискуссия на эту тему неизбежно ударит бумерангом по мне самому. И тем ни менее, рискну сказать: журналисты, того сорта, к которому относится Рино Црор, по своей природе люди циничные, критические и открыто «анти-официозные». У них это в крови, и в этом их главное достоинство. Именно поэтому они не должны принимать награду от власть имущих, от тех, кого они так активно и справедливо критикуют за их политические и общественные ошибки.
Более того, Црор был избран от имени министерства, которое не справилось со своей работой (министерство, до недавнего времени возглавляемое Юлием Эдельштейном, сегодняшним председателем кнессета от Ликуда.) Тот факт, что разъяснительная работа, которая велась этим министерством, стала полным провалом – сегодня консенсус среди послов, дипломатов и других представителей Израиля за границей.

В интервью радиостанции Галей Цахал Црор признался, что когда гендиректор министерства сообщил ему  о принятом решении, он сначала не поверил: с какой стати, ведь это все совершенно не для него. Но очень быстро он принял эти «медвежьи объятия» номенклатуры и даже с радостью. В том же интервью он уже звучал счастливым и растроганным. Црор был выбран из многих достойных кандидатов, и во избежание недоразумений  пояснил, что лично знаком только с одним из девяти человек вошедших в комиссию.

Я ожидал, что, по крайней мере, текст, который он будет произносить на горе Герцля, Црор напишет самостоятельно, но, как он признался в интервью, рамки этой государственной церемонии очень жесткие, все тексты более-менее продиктованы организаторами, и ему оставалось только внести незначительные стилистические поправки. Если я не ошибаюсь, то это значит, что впервые в жизни Рино Црор, который так ревностно относится к каждому произносимому им слову, прочел текст, написанный от начала и до конца другим человеком.
Я знаком с несколькими журналистами, общественными деятелями и политиками, которые ответили бы отказом на предложение зажечь факел на государственной церемонии в честь Дня независимости, и даже, скорее всего, вежливо отказались бы получения премии Израиля.

Нужно немало сил и мужества чтобы ответить «нет» на два таких заманчивых предложения, каждое из которых бывает только раз в жизни. Я не ожидаю подобного, например, от журналиста Якова Ахимеира названного в прошлом году лауреатом премии Израиля. Тот даже покраснел от того количества комплиментов, которыми его удостоил  премьер министр. Ахимеир – вполне уважаемый журналист, но я не припомню не одного выдающегося журналистского достижения за многие годы его работы. Если уж на то пошло, то как раз Рино Црору нужно было вручить премию Израиля, а Яков Ахимеир мог довольствоваться честью зажжения факела.

Но давайте вернемся к Црору. Несмотря на то, что я сказал в самом начале, то, что в итоге заставило меня все-таки согласиться с его участием в торжестве, это слова которые он сказал на церемонии. Црор сказал, что зажигает факел от имени всех журналистов и общественных организаций, которые отстаивают интересы тех, кто находится на задворках общества, тех, кого государство бросило на произвол судьбы. Речь идет не только о выживших в Катастрофе,  голодающих детях или гражданах второго сорта. Речь о намного большем количестве людей, включая таких, о которых пресса не рассказывает просто, потому что их истории недостаточно «сексуальны» и не принесут дополнительный рейтинг. Црор один из немногих журналистов, которые служат рупором таким людям, и посвящают значительную часть карьеры социальным проблемам, более того, мне кажется, что он заплатил за эту свою целеустремленность немалую цену.

Поэтому все-таки хорошо, что Црор согласился зажечь факел в День Независимости. Но, с другой стороны, как каждый настоящий журналист, он должен был усомниться и спросить себя, что он на самом деле думает о выборе, который пал на него, и воспримет ли кто-то всерьез слова, сказанные им на церемонии. Или же он в данном случае только актер, принимающий участие в массовом представлении -  не более того.
(перевод с иврита)

Комментариев нет:

Отправить комментарий