пятница, 17 мая 2013 г.

Как возник бюджетный дефицит?

Ицик Сапорта («Ха-Окец»)
 

Следует задать два вопроса в связи с новой экономической программой министра финансов Яира Лапида и теми тяжелейшими санкциями и урезаниями, которые эта программа предусматривает. Первый вопрос: каковы причины возникнования столь значительного бюджетного дефицита? Второй: что следует предпринять, чтобы его сократить? Я сосредоточу внимание на первом вопросе. Прежде всего я хотел бы подчеркнуть, что намерен игнорировать риторику в стиле «нет иного выхода»,  которую постоянно используют в целях оправдания бюджетных сокращений и экономических санкций. Подобная риторика не более, чем попытка избежать серьезного обсуждения и сохранить господствующую ныне социально-экономическую идеологию.


Бюджетный дефицит возникает в результате двух основных факторов: определенного роста государственных расходов и недостаточных налоговых сборов. Расходы повысились из-за того, что после семи лет урезания субсидий сфера социальных услуг достигла чрезмерно низкого уровня;  даже по мнению сотрудников минфина —  настало время улучшить ситуацию в этой области. Расходы на гражданские нужды в Израиле – одни из самых низких в странах OECD (Организация экономического сотрудничества и развития) – примерно 32,5% от ВВП. Средний показатель в странах OECD составляет 43,5%. Данный разрыв (11%) в денежном эквиваленте составляет 100 миллиардов шекелей. И он продолжает постоянно увеличиваться.  Так, например, в Израиле 2000-го года расходы на гражданские нужды составляли 33,8% от ВВП. Средний показатель в странах OECD тогда составлял 39,7%.

Подобное положение дел приводит к огромной нехватке средств, выделяемых на нужды образования, здравоохранения и социального обеспечения. С тех пор, как в 2003 году были осуществлены наиболее значительные бюджетные урезания в социальной сфере, государственные расходы выросли лишь на 1,7% (в некоторые годы эта цифра составляла всего 1%).  С целью  исправления сложившегося положения финансовая политика была изменена таким образом, чтобы бюджет рос примерно на 2,6% . Это несколько превышает рост населения. Подобное увеличение бюджета должно было позволить в последующие годы увеличить расходы на душу населения и улучшить систему услуг, предоставляемых гражданам.


Идея была сносная, однако столь медленное увеличение бюджетных расходов не привело к какому-либо улучшению в сфере гражданских услуг. Параллельно начался стремительный рост цен на продукты питания, воду, электричество и, особенно, на жилье. Низкий уровень системы гражданских услуг в сочетании с быстрыми темпами роста цен на базовые товары и услуги привели к тому, что молодые представители среднего класса вышли на улицы летом 2011 года. Из-за социального профиля протестующих и  под влиянием средств массовой информации, поддержавших социальный протест глава правительства был вынужден создать государственную комиссию, одним из выводов которой было увеличение расходов на образование (например, бесплатное воспитание детей дошкольного возраста, начиная с трехлетнего возраста). Чтобы это не привело к росту госбюджета, реализация этой рекомендации была обусловлена сокращением оборонных расходов и увеличением опеределенных налогов в сочетании с открытием внутреннего рынка для конкуренции с иностранными производителями.

Значительная часть возможностей сохранить более крупный бюджет была недоступна правительству, поскольку в те годы, когда государственные расходы существенно сокращались, была проведена налоговая реформа, снизившая налогообложение отдельных граждан и коммерческих компаний; также были снижены налоги работодателей, взимаемые службой национального страхования и системой здравоохранения. В те годы налоговые льготы для крупных компаний достигли аномальных размеров – 5 миллиардов шекелей для небольшого числа концернов, названия которых каждый из нас знает наизусть. Активное нежелание главы правительства идти на уступки в этом вопросе привел к тому, что провести более или менее серьезные бюджетные поправки было просто невозможно. После акций социального протеста и работы комиссии Трахтенберга премьер-министр согласился остановить дальнейшее снижение налогов.

Кроме того, в результате мирового кризиса произошло некоторое снижение темпов экономического роста, что, в свою очередь, стало причиной низких прогнозов в отношении доходов от налоговых сборов. Здесь следует отметить, что прогнозы министерства финансов и Банка Израиля в налоговой сфере всегда далеки от точности, мягко выражаясь. То же самое касается прогнозирования темпов экономического роста, инфляции и, в общем-то, любого иного экономического индекса, используемого правительством в ходе формирования государственного бюджета.



Вернемся с налоговой теме. В отношении налоговых сборов за последний год прогноз был в значительной степени ошибочным. Всего два фактора привели к росту бюджетного дефицита на 10 миллиардов шекелей:  нехватка налоговых поступлений от заработной платы  в размере 7 миллиардов шекелей и, вы удивитесь, 3 миллиарда шекелей, которых налоговое управление не досчиталось в сфере недвижимости. В связи с нестабильностью мировой экономики правительство Израиля настояло на принятии двухгодичного бюджета (2011-2012 гг), который намного сложнее прогнозировать и не менее сложно исправлять. Когда премьер-министру стало ясно, что он обязан изменить бюджет, он не был заинтересован делать это в рамках существующей коалиции. Поэтому он пошел на досрочные выборы, в результате которых сформировалась идеальная правительственная коалиция политиков, обладающих похожим мировоззрением. Для них вопрос бюджета представляет собой начало и конец всех проблем.

Итак, есть бюджетный дефицит. Что делать?

Можно впасть в панику и начать сокращать, урезать, увеличивать налоги – направо и налево, повторяя словно заклинание: «Нет иного выхода, нет иного выхода». Либо полностью пересмотреть экономическую политику. Сегодняшняя экономическая политика базируется исключительно на мировоззрении премьер-министра, которое предусматривает небольшое правительство и низкие налоги. С его точки зрения, как только возникает проблема, следует начать немедленно сокращать (так он вел себя в 1996-м, будучи премьером, и в 2003-м, занимая пост главы минфина). Но поскольку на данный момент глава правительства достиг предела возможных сокращений, то он позволяет министру финансов увеличивать налоги. Все это нанесет тяжелый удар, прежде всего, по малоимущим слоям населения (да, я осознаю проблемы среднего класса, но, увы, бедные слои в Израиле всегда получают наиболее болезненные удары).

Нынешняя бюджетная политика, из-за лени и нежной любви руководителей к владельцам крупного капитала со всей их свитой,  ведет не только к бюджетным сокращениям, которые ударяют с особой силой по бедным гражданам, но и к росту налогов, которые еще более ухудшают ситуацию. Следует изменить экономическое видение и проводить политику, в основе которой лежат социальные цели и задачи. Бюджет должен оцениваться  именно с этой точки зрения. Это существенное изменение экономического мышления. Без этого наша действительность не станет другой.
(перевод с иврита Г.Франковича)

Комментариев нет:

Отправить комментарий