воскресенье, 2 июня 2013 г.

Эротическая республика Иран


Каковы первые ассоциации, которые приходят вам в голову, когда упоминается Исламская Республика Иран? Конечно, вы вспомните аятолл, религиозный исламский фанатизм и беснующегося президента. А ещё женщину в парандже. А как насчет сексуальной революции? Да, в Иране. 
 
Статья корреспондента Foreign Policy Афшина Шахи демонстрирует Иран как «эротическую республику».  За последние 30 лет в стране произошли кардинальные социальные и культурные изменения. Живущие за границей иранцы, приезжающие из диаспоры в родную страну, испытывают шок. «На фоне современного Тегерана Лондон кажется очень консервативным городом», — приводит автор статьи слова своего знакомого, недавно вернувшегося из Ирана. «В области сексуальных нравов Иран стремительно движется в направлении Британии и США», — констатирует Шахи.

По понятным причинам, достоверную информацию об интимных привычках иранцев найти не так-то просто, тем не менее, даже официальная статистика говорит о многом.

Шахи отмечает, что 20 лет в Иране невиданный спад рождаемости — самый быстрый за всю историю человечества. Среднегодовой прирост населения снизился с 3.9 процента в 1986 году до 1.2 процента в 2012-м. Невзирая на тот факт, что более половины иранцев моложе 35 лет. Это позволяет сделать вывод о распространении в обществе контрацептивов и других форм планирования семьи.

Для сравнения: естественный прирост население в Израиле в полтора раза выше, чем в Иране. А среднестатистическое количество детей на одну женщину — более чем в полтора раза.

Средний возраст вступления мужчин в брак в Иране поднялся за три десятилетия с 20 до 28 лет. Иранские женщины теперь выходят замуж в основном в период от 24 до 30 лет — на пять лет позже, чем раньше. При этом 40% взрослого населения репродуктивного возраста не состоит в браке, а количество разводов за 10 лет утроилось: с 50 тысяч в 2000 году до 150 тысяч в 2010-м. Теперь в Иране каждый седьмой брак распадается. В крупных городах процент разводящихся еще выше. Так, в Тегеране один развод приходится на 3.76 брака, почти как в Лондоне, где разводом заканчиваются 42% браков. И нет никаких признаков того, что тенденция замедляется. За последние полгода число разводов выросло, а количество свадеб значительно снизилось.

Изменение отношения к институту брака происходит на фоне перелома во взглядах на секс.  Исследование, проведенное иранским министерством по делам молодежи в 2008 году, показало, что большинство иранских мужчин имели минимум одну интимную связь до свадьбы. Примерно у 13% процентов молодых людей такие отношения закончились нежелательной беременностью или абортом. Всего одним поколением раньше такое было немыслимым. Отцы этих молодых людей в аналогичной ситуации были обязаны жениться на забеременевшей девушке. Составители отчета (эксперты из иранского министерства) называют главной причиной разводов «нездоровые отношения и моральную деградацию иранской молодежи».

Кроме того, за последни 20 лет в Исламской Республике появилась развитая сфера секс-услуг. И вышла из подполья. Если в начале 90-х проститутки были почти во всех городах, но их было невозможно заметить, то уже десять лет назад газета «Entekhab» заявляла, что в одном только Тегеране работают порядка 85 000 «жриц любви». И они на расстояние вытянутой руки. На поиск «продажной любви» уходит минимум времени, поскольку в ожидании клиентов секс-работницы собираются на определенных улицах.

Удивительно, но 10-12% проституток замужем, и это притом, что Коран предусматривает жестокие наказания для женщин, уличенных в прелюбодеянии. Еще более удивительно, что телом торгуют не только женщины — одно из исследований показало, что у обеспеченных иранок средних лет и молодых образованных жительниц республики, ищущих непродолжительных сексуальных отношений, высок спрос на проституток мужского пола.
Во многом иранская проституция по своему происхождению похожа на позднесоветскую, где проституция развивалась параллельно с фарцовкой. И достаточно часто была вызвана просто  желанием достать нормальные шмотки и общаться с людьми из большого мира, приехавшими из свободных стран.

Шесть лет назад «Гардиан» писал, что в Иране быстрыми темпами распространяется СПИД, и международные гуманитарные организации считают одной из причин этого широко распространенный в стране обычай получать скидки при покупке модной одежды в обмен на секс. Некоторые иранские продавцы даже рассказали корреспонденту «Guardian», что намеренно называют завышенные цены на товары, чтобы получить предложение о сексе в обмен на скидки.

Меняется не только городская жизнь. Даже в провинциальных городах и сельской местности, где традиционная мораль более сильна, происходят заметные сдвиги.

«Что же лежит в основе иранской сексуальной революции?» — задается вопросом Афшин Шахи. Есть ряд потенциальных объяснений, включая экономические факторы, урбанизацию, новые коммуникационные инструменты, а также появление высокообразованного женского населения. «Однако все эти факторы присутствуют и в других странах региона, где аналогичные изменения не наблюдаются», — пишет Шахи.

Как это ни парадоксально, но движущей силой сексуального раскрепощения является пуританское государство, порицающее «порок» и пропагандирующее «добродетель», говорится в статье. Жесткое, оторванное от реальной жизни, посвященное борьбе за традиционную строгую мораль государство – является двигателем иранского нового либерального периода.

С 1979 года исламский режим продвигал идею коллективной морали, практически стирая границу между личным и общественным. Фундаментальный ислам был едва ли не главным источником его легитимности. Фактически нет таких аспектов частной жизни, которые бы не регулировались его толкованием исламского закона. И действительно, духовные лица регулярно выпускают фетвы о допустимости тех или иных интимных – иногда просто невероятно – сексуальных сценариев. Однако за 34 года аятолле Хомейни и его преемникам так и не удалось создать утопическое «общество с исламским характером», к чему они стремились. К моральным и идеологическим бедам режима в последние годы добавились политические и экономические проблемы.

Эта неприятная правда не скрыта от молодежи в Иране. Для иранской молодежи сексуальное раскрепощение стало формой пассивного сопротивления правящему режиму. Отрицая навязанные государством ограничения, иранцы, осознанно или бессознательно, ставят под вопрос его легитимность.  Фундаменталистские принципы, провозглашаемые лидерами государства, «повисают в воздухе», становятся пустым звуком. Вялые попытки властей противостоять сейсмическим сдвигам в обществе только отталкивают от них тех, кого они хотят контролировать.

«Медленно, но верно иранская сексуальная революция истощает идеологический пыл государства, основанного на смехотворном представлении об идеальном обществе и на непрочных фундаменталистских принципах, — резюмирует Шахи. — В Нью-Йорке «Секс в большом городе» вполне может казаться поверхностным и банальным, но в Иране его социальный и политический смысл куда глубже».

В истории очень часто бывает, что именно сексуальное раскрепощение становится формой оппозиционности, когда правящий режим возводит ханжество и лицемерие до уровня официозной идеологии, выдавая себя не за то, чем является на самом деле. Таковым был, например, режим императора Августа, который обрушил опалу и ссылку на Овидия в ходе борьбы против «падения нравов». Ибо слово «нравы» при Августе имело отчетливый политический смысл.

Такова была «сексуальная революция» в Советском Союзе в пятидесятых и шестидесятых годах прошлого века. Академик Ландау и его ученики. Либерализация нравов началась в очень узком кругу. О СССР говорили, что он стал обречен в тот момент, когда появились стиляги.
Либерализация Ирана — это только вопрос времени. В израильско-иранском противостоянии (в отличии от израильско-палестинского) время работает на нас. И пусть время от времени раздаются крики, что Иран рано или поздно нужно будет бомбить, но… торопиться не надо. Так же  во время Холодной войны горячие головы утверждали в США, что если война с Советским Союзом неизбежна, то чем раньше она произойдет, тем лучше. А Советский Союз просто пал, не выдержав конкуренции. 

Режимы, которые выдают себя за то, чем не являются на самом деле, склонны рушиться под тяжестью собственных противоречий. Формы правления, неадекватные времени, строящие утопию, требующие от своих граждан научиться летать, а пока прыгать на одной ножке, — не могут выдержать именно мирной конкуренции со странами, где людям разрешается ходить на двух ногах.

1 комментарий:

  1. с точки зрения демографии то, что происходит в Иране, началось ещё при шахе, а
    демография такая хрень: коготок увяз -- птичке пропасть
    + неточно, что Иран уникален для региона -- в Турции всё тоже самое, 2 ребёнка на женщину и снижается, хотя опыт секулярной жизни у Турции больше, да и завинтить гайки не оч получаецо

    проститутки и секс -- лирика, были и будут всегда, но как завлекалоска работает :)

    ОтветитьУдалить