пятница, 27 декабря 2013 г.

Из интервью с Давидом Эйдельманом


Начнем с того, что прежде, чем я уехал из страны, от меня «уехала» страна. Ибо государство, в котором я жил, то есть СССР, перестало существовать в 1991 году. Это, наверное, и есть первый опыт эмиграции, который был у меня и у всех бывших советских людей. И в результате развала СССР, я, неожиданно для самого себя, оказался гражданином Узбекистана. Покинул его в 1996 году. По многим причинам. Просто тот город Бухара, в котором я жил, перестал существовать, так как город, для меня, это не здания, а люди и связи между людьми…

Что же касается языка, то для русскоязычных интеллигентов, как известно, самой большой сложностью в преодолении языкового барьера является страх что-нибудь сказать не на уровне. Для меня же, выросшего в южных республиках, с детства было понятно, что на любом языке лучше сказать: "Дай мне стакана вода" и напиться, чем избежать грамматических ошибок, но умереть от жажды.
И чтобы овладеть языком, надо иметь наглость на нем говорить без лингвистической стеснительности, а не изводить себя, доводя свою речь до оксфордских или иных высоких стандартов. Про Романа Якобсона говорили, что он говорит по-русски на всех европейских языках. Это лучше, чем говорить на всех европейских языках, но только по-русски. Другой вопрос - как помочь человеку, страдающему таким "языковым барьером"? Знаю только один действенный способ, но... так и спиться недолго...

Вспоминаю ли я женщин, которых любил? Да. Это естественно. Хотел бы вернуться? Нет. То же, наверное, и со странами… Может быть, я еще недостаточно стар для ностальгии?!


Читать дальше

Комментариев нет:

Отправка комментария