понедельник, 29 июня 2015 г.

О пластыре и сардинах


На этой фотографии — мой класс. Я – левая в нижнем ряду, что достаточно символично. В нашем классе учились 33 ученика, девочки вместе с мальчиками.
Моя школа, школа «Ора» в Рамат-Гане, не получала никакого бюджета на специальные образовательные программы. Все учили одно и то же.
Родители не платили ни копейки за образование, внушительный платеж за «корзину культуры» еще не был изобретен. Но школьный день был достаточно длинным, уже с первого класса мы учились до 1.30-2, и расписание было загружено часами арифметики, иврита, Танаха… «Наше наследие» называлось тогда просто «Уроками Родины», а ближе к 7 или 8 классу мы уже учили и географию, и иудаизм на высоком уровне, и обществоведение — три предмета, которые почти полностью исчезли из образовательной программы. Термин «лимудей либа», то есть «основной учебный план», был изобретен лишь спустя годы, когда появилась жизненная необходимость ограничить бюджет образования — в пользу бюджетов поселений или ультра-ортодоксов, на пути к тонкой границе между якобы воспитательной деятельностью и общественной коррупцией и невежеством.
В восьмом классе, вместе с 32-мя другими учениками, находящимися (и шумящими) в классе постоянно и непрерывно, мы должны были доказать, что заслуживаем продолжения обучения. Потому что это не было очевидно — перейти в среднюю школу, в 9 класс. Те, кто брали частные уроки, стыдились и скрывали это.  Учительница, та самая, что на фотографии, была отнюдь не ласкова с нами – вплоть до совсем недружественных «тычков», ругательств и унижений. Такова была наша реальность.
У нас не было разделения класса на маленькие группы, индивидуальных часов обучения или организаций, которые готовят домашнее задание с детьми, испытывающими трудности. Те, кто плохо учился, после 8 класса либо шли в профессиональные школы, либо, в худшем случае, просто шли работать.
Все мои одноклассники были приняты, насколько я помню, либо в хорошие средние школы и гимназии (большинство), либо в средние технологические училища.
Это было до того, как место Израиля в мировом рейтинге образования опустилось до уровня плинтуса.
Не поймите меня неправильно, я «за» протест «сардин», но у меня есть некоторые сомнения: ведь большие классы не обязательно являются препятствием хорошему образованию. Возьмите Сингапур в качестве примера…
Образование в Израиле пострадало от министров и политиков, которые выдумали термин «основной учебный план», чтобы было что «урезать». От чиновников, которые снова и снова уменьшают количество учебных часов, отбивают у учителей желание преподавать значимые предметы — или преподавать вообще. От «политических боссов», которые навязывают изучение предметов, по поводу которых неясно, какая связь между ними и образованием. Система образования была приватизирована, труд учителей тоже, уровень подготовки учителей все хуже и хуже, начальные требования для обучения в педагогическом все ниже и ниже. Вместо того, чтобы дать ученикам раскрыть максимально свой потенциал – учебный и общественный – школа превратилась в фабрику оценок, а учебные программы, которые уже доказали свою несостоятельность в мире (к примеру, обучение чтению с помощью «узнавания» целых слов) нашли по неясной причине место в наших школах. И так далее, и тому подобное.
Я согласна, что в том ужасающем состоянии, в котором, благодаря министрами и чиновникам, находится наша система образования, ученики действительно не в состоянии нормально учиться в больших классах. Но может быть, стоит спросить себя, не является ли уменьшение классов всего лишь пластырем, которым пытаются вылечить раковую опухоль?

Блог автора в ФБ
Перевод сайта РеЛевант

Комментариев нет:

Отправить комментарий