среда, 24 июля 2013 г.

Израиль в точке невозврата

Юваль Дискин
В израильско-палестинском конфликте мы уже близки к точке невозврата.  Возможно, мы уже её миновали. Возможно, что для израильской общественности это не столь ощутимо, как иранская ядерная угроза, которая, усилиями израильских лидеров, отодвинула на задний план все остальные животрепещущие проблемы. Израильско-палестинский конфликт не воспринимается нашими согражданами как проблема первостепенной важности.  И всё же, эта проблема является решающей для нашей идентичности, для нашей безопасности, для нашей морали, морали народа, желающего править другим народом.


 Относительное затишье, которым мы наслаждаемся последнее время, создаёт опасную иллюзию, что все проблемы уже решены, и ещё более опасную иллюзию, будто нам и впрямь удалось «остановить мгновенье», найти какую-то правильную стратегию противостояния «арабской весне», которая бушует вокруг нас. Ясно, однако, что нельзя на самом деле остановить время, что социальные, экономические, политические и все прочие процессы в этом мире не замирают ни на мгновенье. К сожалению, пока ещё не изобрели способ или технологию, способную остановить разочарование. Посмотрите на то, что происходит в арабском мире в последние годы, в Египте в эти самые дни, в Бразилии, что происходит в России после выборов Путина, что происходило на последних выборах в Иране, даже на то, что происходило во время социального протеста летом 2011, — и вы поймёте, что в новые времена, символом которых стала «арабская весна», невозможно подавить разочарование целого народа или целой общины.

Среди палестинцев разочарование тоже продолжает нарастать. Потеря надежды добиться хоть каких-то изменений не только подорвала веру палестинцев в мирные переговоры как средство решения конфликта, она неизбежно приведёт их в один прекрасный день на улицы, приведёт к новому кровавому кругу насилия. Рост поселений (даже если и будут сделаны какие-то шаги в этом плане навстречу Абу Мазену) не прекращается, число поселенцев на Западном Берегу, за пределами главных поселенческих блоков, скоро станет (или уже стало) таким, что ни одно израильское правительство просто не в состоянии их эвакуировать, разве что заручившись их полным согласием. Не похоже, что нынешнее израильское правительство хочет или может переломить эту тенденцию.


 Более того, многие наши зарубежные друзья, чья поддержка критически важна для продолжения палестино-израильского мирного процесса, прекрасно понимают, что Нетанияху и Абу Мазен абсолютно бессильны. Они видят продолжение строительства в поселениях и безнадёжно подымают руки в части реализации принципа «два государства для двух народов».

Мы скоро станем меньшинством между морем и между Иорданом


До последнего времени я старался верить изо всех сил, что решение «два государства для двух народов» имеет шансы на успех. Но у нас нет настоящих лидеров, которые могли бы не на словах, а на деле продвигать это решение. Я всё более убеждаюсь, что эта возможность, которая, судя по опросам, до недавнего времени была предпочтительна для большинства израильтян, всё более превращается в нереальную и неисполнимую.

Я называю ту точку, в которой мы находимся, «точкой невозврата». Этот термин пришел  из авиации. Когда речь идёт о полёте самолёта, эту точку можно рассчитать совершено точно. Если горючего хватит для возврата домой, значит, точка невозврата ещё не пройдена, если уже не хватит – значит пройдена. Когда речь идёт о точке невозврата в отношении решения «два государства для двух народов», таких однозначных данных не существует. Эту точку невозможно нарисовать на красивом плакате и показывать с трибуны ООН или в других местах, к восторгу изумлённой публики. Самые мудрые учёные и исследователи не смогут точно сказать, миновали мы уже эту точку или нет.

Позвольте мне заявить со всей ответственностью: в этом судьбоносном для будущего, для идентичности, для сущности, для безопасности государства Израиль вопросе невозможно точно знать, когда мы минуем ту точку, после которой «возвращение домой», т.е. сохранение еврейского и демократического характера нашего государства стает уже невозможным.


«Игра взаимных обвинений» (blame game), которую увлечённо ведут между собой два лидера, Биньмин Нетанияху и Абу Мазен, это, с моей точки зрения, безысходная, бессмысленная и опасная на стратегическом уровне игра.

Истинными проигравшими в любом случае окажутся не оба лидера, а оба народа, в первую очередь – еврейский народ, желающий оставаться подавляющим большинством в еврейском демократическом государстве.

Что касается палестинцев, то, как мне кажется, в длительной перспективе они ничего е потеряют от исчезновения дву-государственного варианта и от плавного, но неизбежного сползания по отлогому спуску, в конце которого имеется только один вариант – «государство от моря и до реки», «одно государство для двух народов». Когда мы туда сползём, мы столкнёмся с немедленной экзистенциальной угрозой ликвидации особой природы

Государства Израиль как еврейского и демократического государства. В течение немногих лет мы превратимся в государство с палестинско-арабским большинством и еврейским меньшинством, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Тот, кому нужны точые даные, может заглянуть в отчёт Исследовательского Центра Кнессета, основанный на данных исследования проф. Амнона Софера и проф. Серджио делла Перголо. Согласно этому отчёту, в конце 2010 г. число евреев составляло только 53% общего населения между морем и Иорданом. Если принять во внимание географическое распределение различных этнических групп на этой территории, то станет ясно, что в этом будущем государстве еврейское большинство (временное) будет сосредоточено на меньшей части площади страны.

Чрезвычайное положение в масштабе страны

 Пока что, как уже было сказано, благодаря временному затишью мы наслаждаемся иллюзией что «всё в порядке» и нет никаких причин для беспокойства. На самом же деле мы находимся в чрезвычайном положении. И мне неясно, что ещё должно случиться, чтобы мы поняли, что находимся в чрезвычайном положении в полном смысле слова?


Посмотрите, что случилось с большими партиями, с теми, которые, на первый взгляд, верят в решение «два государства для двух народов», когда им пришлось высказаться на эту тему в ходе последней избирательной кампании. Лидер Ликуда, Биньямин Нетанияху, который до какого-то момента был уверен в полной победе, не сказал ни слова ни по этому, ни по другим вопросам. Яир Лапид  продолжал жонглировать обтекаемыми формулировками, лишь бы не сказать что-то определённое по вопросу палестино-израильского конфликта. Шели Яхимович как от огня бежала от любого однозначного высказывания на тему, которую так любили все её предшественники в руководстве партии Авода. Если кто и занял ясную позицию по этому вопросу, так это Ципи Ливни, лидер партии А-Тнуа, которая поставила разрешение конфликта в центр своей политической программы, МЕРЕЦ во главе с Захавой Галон, и рассыпающаяся Кадима.

Причины этого тревожного явления кроются в непонимании всей серьёзности положения, в нежелании заниматься этим вопросом из боязни политических осложнений, в популизме лидеров, которые предпочитают обтекаемые формулировки, приятные слуху самого широкого круга избирателей — в увиливании от этого судьбоносного, но очень непопулярного сюжета.

Но для тех, кто умеют чертить «красные линии» для Ирана, было бы лучше взглянуть во двор своего дома, а не «за дальни горы». И увидеть, что именно тут, во дворе нашего дома, мы приблизились к точке невозврата. Беда в том, что тут нам не больно-то помогут даже наши самолёты, которые вылетят «за дальни горы» на боевое задание.

Мечта отцов-основателей испаряется и исчезает на глазах

Если нашим лидерам, как и палестинским, не хватает смелости вести нас к решению «два государства для двух народов», стоит задуматься о реальных параметрах двунационального государства. Не потому, что я этого хочу, а потому, что скоро это стает единственно возможным решением. А раз так, то стоит заранее к нему подготовиться.



Это решение чревато рядом серьёзных проблем. Каков будет гражданский статус палестинцев в государстве «от моря до Иордана», которое мы создаём своими руками?
Получат ли они полное равенство, включая избирательное право, подобно израильским арабам? Будет ли им предоставлен статус полноправных жителей без права голоса? Предоставим ли мы палестинцам автономию и самоуправление?
Что будет в этом случае с арабскими гражданами Израиля? Не потребуют ли они автономии и для себя тоже?
Улучшится ли в такой ситуации наша национальная безопасность?
Действительно ли палестинцы откажутся от своих требований, если возникнет такое государство «от моря до реки»?
Уберём ли мы разделительный забор в таком государстве?
Как мы сможем отстоять принцип еврейского демократического государства, если превратимся в меньшинство?
Улучшится ли наше положение в международном сообществе?

Мы не можем отнестись ко всем этим проблемам так, как предлагает Нафтали Беннет, т.е. как «к осколку в ягодицах». В таком государстве от моря до Иордана очень быстро встанет вопрос: кто тут осколок, а кто – ягодицы?

Эти проблемы не объедешь по объездным шоссе, не решишь аннексией территории «Си» и созданием автономных анклавов, как нам предлагают Беннет и иже с ним. От этих вопросов никак не увильнёшь. Если мы не хотим продолжать господствовать над другим народом и превратиться в государство апартеида, отвергнутое всем миром, нам придётся предоставить  палестинцам все политические права, включая право голоса. В такой ситуации уже не будет смысла говорить дальше о еврейском и демократическом государстве, как его представляли отцы основатели. В этой ситуации их мечта испарится и исчезнет.

Лапид и Яхимович, помогите Нетанияху


Ситуация и очень проста, и очень сложна. На первый взгляд, она проста, поскольку все знают, каковы основные параметры решения, которые невозможно изменить. Создание демилитаризованного палестинского государства в границах 1967 г., с обменом территорий в пропорции 1:1, дабы сохранить крупные блоки поселений. Чисто символическое право на возвращение с компенсацией всем остальным палестинским беженцам. Эвакуация поселений, которые останутся вне согласованных границ Израиля и компенсация эвакуированным поселенцам. Раздел Иерусалима между двумя государствами, поскольку мы и так не заинтересованы господствовать над его многочисленным арабским населением. Творческое решение для святых мест в Иерусалиме (международный контроль?), решение проблем Храмовой Горы и Стены Плача. Государственно-политическое решение проблемы восточных границ и Долины Иордана.

Такое решение на само деле чрезвычайно сложно — в силу ряда причин. Весьма велики психологические различия, а также взаимное недоверие меду теми, кто призван вести переговоры. Ни Нетанияху, ни Абу Мазен, надо полагать, не из той глины, из которой дедают лидеров, ведущих свои народы к миру. У Абу Мазена нет никакой возможности преодолеть политический раскол между Западным Берегом и сектором Газа, а потому соглашение не будет возможным без участия движения ХАМАС. С другой стороны — будем называть вещи своими именами — Нетанияху не может предложить никакого реального решения для «поселенческой федерации», которая давно вышла из-под контроля на Западном Берегу. А ведь никакое решение конфликта невозможно без участия наших братьев (я говорю вполне серьёзно!) поселенцев.

Многие скажут, что конфликт вообще неразрешим. В ответ я скажу, что путь к решению «заминирован» множеством стратегических и тактических опасностей, но вариант государства «от моря до Иордана» и продолжение оккупации, со всеми вытекающими отсюда последствиями, — намного хуже. Эту проблему нельзя ни обойти, ни облегчить, ни заморозить.

Для Нетаниху настал момент истины. Он может доказать всем своим обвинителям и критикам (в том числе и мне), что он не просто политик, который постоянно тянет время (в основном – наше) в канцелярии Премьер-Министра, что он лидер, который в состоянии понять всю серьёзность положения, в состоянии освободиться от своих страхов и фобий, от своих тайных советников, установить правильный порядок приоритетов, и, самое главное, повести народ (по крайней мере, большую его часть) верной дорогой.  Я сильно сомневаюсь, что он таков, но буду первым, кто его похвалит, если он мне докажет, что я ошибся.


Но это момент истины и для Яира Лапида. Он может освободиться от имиджа неглубокого «политика из Фейсбука». Это момент истины для Шели Яхимович в оппозиции, она может найти верный путь и верную цель для Партии Авода, и оба вместе они смогут помочь Нетаниху превзойти самого себя. Ципи Ливни и А-Тнуа обязательно поддержат такой манёвр Его поддержит Захава Галон из МЕРЕЦ, как и остатки Кадимы.

Но это момент истины и для другой ключевой фигуры – для Нафтали Беннета. Он может доказать, что обладает достаточной зрелостью, чтобы понять всю важность этой точки невозврата для будущего нашего государства и нашего народа. Это не вопрос левизны или правизны, это вопрос, который требует продемонстрировать национальную ответственность высшего порядка. Нужно использовать возможность, вероятно – последнюю, чтобы выйти из мёртвой петли конфликта с палестинцами, в которую мы сами себя загнали.

Одностороннее решение? Забудьте об этом!

Я тоже понимаю, что риски велики, а успех не гарантирован, поскольку речь идёт о многоплановом конфликте: национальном, религиозном, споре о землях. Пролито много крови людской, которая и на Ближнем Востоке не водица. Между сторонами имеются огромные экономические, ментальные, культурные различия. Поэтому впереди у нас ещё кризисы, разочарования и многочисленные неудачи. Надо будет согласовывать наши ожидания с ожиданиями наших палестинских партнёров.
И всё же я по-прежнему верю, что настоящие, целеустремлённые лидеры могут сдвинуть мирный процесс с мёртвой точки. И если этот процесс возобновится, причём в положительном ключе (подчёркиваю – в положительном ключе), без враждебности, без желания навредить друг другу, в сопровождении шагов доброй воли с израильской стороны,  тогда мы вновь дадим людям надежду, тогда появится положительный момент и благоприятная атмосфера и на палестинской, и на израильской улице. Мы сможем убедить большинство израильтян и палестинцев поддержать мирный процесс, мы сможем постепенно выстроить доверие между лидерами, что станет предпосылкой для результативных и даже успешных мирных переговоров.
Прежде всего, нужно немедленно заморозить рост поселений (за исключением некоторого строительства в больших поселенческих блоках), причём на неограниченное время. Это необходимо, чтобы дать шанс мирным переговорам и создать доброжелательную атмосферу, которая позволит их начать. Другой шаг доброй воли, освобождение палестинских заключённых периода «до Осло», поможет Палестинской Администрации и усилит позиции Фатаха на палестинской улице. Это достойный и благородный жест, он куда лучше, чем уступка диктату террористов, похитивших израильского солдата, и непропорциональное освобождение убийц, стимулирующее новые похищения такого рода.
Неудача возможна.  Нельзя закрывать на это глаза. В этом случае нам, вероятно, придется работать над промежуточными вариантами, о которых так любят разглагольствовать в разных кругах. Суть этих вариантов в том, что Израиль, в одностороннем порядке, уйдёт с большей части территорий, на которых нет поселений, причём уйдет без координации с палестинцами, без согласованных границ и без общественного одобрения эвакуации форпостов и поселений, которые окажутся за линией отступления. Такого рода шаг может лишь немного и ненадолго улучшить наш имидж в мире, не решив при этом проблему по сути. Ясно, что на данном этапе я ни в коем случае не могу рекомендовать такой вариант. Я лично не верю, что он полезен, и не верю, что он выполним.
В этой сложной и серьёзной ситуации я бы рекомендовал премьер-министру Биньямину Нетанияху, почитателю Уинстона Черчилля и любителю его цитировать, последовать таким словам английского политика: «Успех – это умение идти от поражения к поражению, не теряя энтузиазма». В этом квинтэссенция настоящего лидера, такого, который стоит на своём пути и готов пройти его до конца. Нет альтернативы возобновлению переговорного процесса с палестинцами, сейчас и здесь, невзирая на многочисленные опасности и фобии, которые нас подстерегают.  Иначе мы минуем точку невозврата и останемся с государством от моря до Иордана, с одним государством для двух народов. Это будет иметь пагубные последствия для нашей национальной идентичности, для нашей безопасности, для нашей способности сохранить тут демократическое государство, для нашего морального облика и для нашего места в семье народов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий