суббота, 20 сентября 2014 г.

Кого поддерживают израильские арабы во время боевых действий?

Александр Якобсон

Большинство израильтян — евреев убеждены в том, что в любом вооруженном конфликте, включая последнюю войну, израильские арабы автоматически поддерживают противоположную сторону. Насколько верно это утверждение? Многие опасаются заниматься этим вопросом из страха посягнуть на свободу слова или осложнить еще больше сосуществование евреев и арабов внутри страны. Другие — напротив муссируют эту тему постоянно. Но каковы же на самом деле факты?


Последнее исследование израильского Института демократии было посвящено именно этому вопросу — отношению евреев и арабов к операции Нерушимая скала. Опросы проводились еще во время боевых действий. Понятно, что никому не задавали прямого вопроса «поддерживаете ли вы ХАМАС?», но из ответов на те вопросы, которые были заданы, становится ясно, что позицию абсолютного большинства израильских арабов нельзя определить ни как «сторонники ХАМАСа», ни как «враги Израиля, желающие его уничтожения».

Вот как выглядели ответы на вопрос «Как должен поступить Израиль с требованиями, выдвинутыми ХАМАСом?»:
  • большинство (53.9%) считают, что Израиль должен удовлетворить только ту часть требований, которая не противоречит соображениям национальной безопасности государства; 
  • еще часть (32.4%) думают, что Израиль должен пойти навстречу всем требованиям чтобы прекратить обстрелы; 
  • некоторые — меньшинство (4.5%) считают, что нужно ответить отказом на все требования и продолжать операцию; оставшиеся 9.3% — не смогли ответить ничего определенного.
Готовность принять требования ХАМАСа, главное из которых — снять блокаду сектора, в задаваемых вопросах была напрямую связана с прекращением обстрелов. Понятно, что не каждый, кто поддерживает такое решение — поддерживает ХАМАС. При этом совершенно ясно, что каждый, кто обуславливает такой шаг требованиями национальной безопасности государства — однозначно не поддерживает ХАМАС, и не игнорирует и израильские интересы.

«Было ли оправданным решение начать операцию Нерушимая скала?» — следующий вопрос, заданный в рамках исследования.
  • 23.7% считают, что да, решение было оправданным; 
  • 62.1% думают, что решение не было оправданным.
    Однако эти 62.1% делятся на тех, кто совершенно точно уверен в неоправданности решения начать операцию — 42.4%, и тех, кто выбрал ответ «не очень оправданное» — 19.7%.
Понятно, что с точки зрения арабской самоидентификации ответ «не очень оправданное» — не достаточно четкий и определенный. То, что только меньше половины израильских арабов считают решение начать операцию в Газе однозначно неверным — далеко не само собой разумеющаяся вещь. Особенно в свете всей той информации о жертвах среди мирного населения, которой они располагают в полном объеме.
«Позволительно ли во время боевых действий ограничивать критику ведущейся операции?»
  • 58.4% евреев ответили что да.
  • Как оказывается, в этом совершенно уверенны также 22.9% арабов, и еще многие «думают, что стоит».
    Для многих это станет сюрпризом, но в общей сложности 44.5% израильских арабов считают, что это легитимно ограничивать критику ведущихся боевых действий, и только 26.1% уверенны, что этого делать не следует, и еще 15.9% «думают, что не стоит» (13.4% — не имеют определенного мнения по этому поводу).
Возможно общая картина ответов на этот вопрос выглядит так потому, что у населения с традиционным укладом в принципе достаточно высокая готовность принимать на себя разного рода ограничения. Но при этом, совершенно ясно, что несмотря ни на какой традиционный уклад, тот, кто поддерживает ХАМАС или враждебно относится к Израилю, не был бы готов согласиться с ограничениями свободы выражать собственное мнение на эту тему.
Мне лично кажется, что большинство евреев, как и большинство арабов на деле не хотели бы серьезно ограничивать себя в праве высказывать критику. Положительный ответ на последний вопрос, он скорее эмоциональный: у евреев это недовольство такими мнениями, как высказанное Ханин Зуаби, а у арабов — это желание отмежеваться от подобной критики, однозначно заявить: «она не представляет меня лично». Все поклонники Зуаби — в этих самых 26%, которые включают также и людей типа меня — противников любых ограничений любой критики.
Если общая картина выглядит именно так, то спрашивается — где все те арабские политики и общественные деятели, которые готовы были бы публично выступить против Ханин Зуаби? Этот вопрос адресован арабскому обществу в целом и его представителям в частности. А пока, я бы хотел обратиться к евреям: ненависть и огульные обвинения всей этнической группы в целом — это в любом случае уродливое явление. А в случае анти-арабских подстрекательств в данной ситуации (я имею в виду только тех, кто делает это по неведению, а не профессиональных подстрекателей) — это еще и элементарное не знание фактов, неверная трактовка реальности.

Комментариев нет:

Отправить комментарий