понедельник, 22 декабря 2014 г.

Может ли Герцог стать королем?



Ури Авнери

Ури Авнери



ГЕРЦОГ одержал свою первую победу в теперешней кампании, создав общий список с Ципи Ливни. Теперь он должен сохранить темп и заключить союзы. Может ли герцог стать королем? Книги по истории говорят, что может.
Кнессет 19-го созыва проголосовал за самороспуск – меньше чем через два года после избрания. Для многих его депутатов это был печальный день политического харакири. Никаких шансов переизбраться у них нет. Многие из них были столь неприметны, что я не могу вспомнить ни их лиц, ни имен.
На следующий день на ТВ взорвалась политическая бомба. 10-й канал – чуть либеральнее двух других – опубликовал результаты срочного опроса зарегистрированных избирателей.
Результат оказался удивительным.

ВО-ПЕРВЫХ, партия «Авода» (Лейбористская) после союза с партией Ципи Ливни «а-Тнуа» (Движение) станет самой крупной партией в Кнессете следующего созыва.
Израильтяне раскрыли рты от изумления. Что? «Авода»? Та самая, которую многие видели на смертном одре?
Разумеется, это лишь первый из сотен опросов, которые будут проведены до выборов 17 марта 2015 года. Но их результаты имеют влияние. (Два других проведенных затем опроса эти результаты подтвердили).
Во-вторых, «Ликуд», оказавшийся на втором месте, получил бы одно и то же число мест, независимо от того, окажется ли во главе его Нетаниягу или Гидеон Саар, малопривлекательный партийный функционер (когда-то работавший у меня). В качестве министра внутренних дел, он прославился преследованием африканских искателей убежища. (В последний момент Саар отказался от брошенного им Нетаниягу вызова).
Да возможно ли? Нетаниягу Великий, в царской короне от журнала «Тайм», перестал притягивать избирателей, как магнит?
Яир Лапид, герой прошлых выборов, съежился в полроста. Подобно тыкве из Книги Ионы, которая «в одну ночь выросла и в одну же ночь и пропала».
Но настоящей сенсацией опроса стало другое: хотя Нетаниягу по-прежнему возглавляет список кандидатов на должность премьер-министра, лидер «Аводы» Ицхак Герцог приблизился к нему вплотную.
Всего месяц назад такой прогноз сочли бы глупой шуткой. Тогда Нетаниягу был неуязвим и возвышался надо всеми подобно великану над кишащими внизу карликами. Здравый смысл не предполагал ничего другого.
И тут вдруг… Герцог? Герцог!
ИЦХАК ГЕРЦОГ, к которому пристало имя «Бужи» (как в детстве называла его мама), и впрямь знатного рода.
Его дед, Ицхак Герцог (чье имя он получил, следуя еврейской традиции) был главным раввином Ирландии. Его достоинства были столь велики, что в 1930-е годы он стал главным ашкеназским раввином Палестины. Его считали относительно либеральным.
Его сын, Хаим, учился в Англии, отличился в боксе и во время Второй мировой войны вступил в Британскую армию. Он был офицером разведки в Египте, когда встретил Сусанну Эмбаш, дочь богатых местных евреев.
Двух девушек из семьи Эмбаш послали в субботу в синагогу, чтобы пригласить двух офицеров-евреев на субботнюю трапезу. За одну субботу они поймали сразу двоих: Хаима Герцога и Обри (Аббу) Эбана. И вышли за них замуж.
В 1948 году Хаим Герцог поступил на службу в новую израильскую армию в качестве офицера разведки и, со временем, стал генералом и начальником армейской разведки. Уйдя в отставку, он основал дело, ставшее самой большой и богатой юридической фирмой в Израиле.
Но настоящим днем славы стал для него канун Шестидневной войны. Три недели израильтянами владела острая тревога. Говорили о приближении второго Холокоста. В это дни генерал Герцог ежедневно выступал по радио, и ему удалось успокоить разгоряченные умы трезвым и разумным анализом, в котором он не преуменьшал и не преувеличивал надвигающуюся опасность.
Народ вознаградил его избранием на пост президента. Кстати, в то время, когда все люди наверху меня бойкотировали, он удивил меня приглашением на частный обед с ним в президентской резиденции. У нас состоялся приятный разговор на общие темы: ему просто хотелось со мной познакомиться.
Я воспользовался этой возможностью и попросил его вмешаться в порядки в аэропорту Бен-Гурион, где арабов отделяли (и до сих пор отделяют) от других пассажиров и подвергают унизительному обыску. (Он пообещал, ни ничего из этого не вышло).
Кстати, у меня также состоялся обед с его братом Яковом, тогда генеральным директором канцелярии премьер министра. Считали, что из двух братьев, Яков отличался исключительным интеллектом. Тогда, как и теперь, я проповедовал идею двух государств, которую в то время отвергали и в Израиле, и во всём мире. За обедом Яков сказал, что хотел бы услышать мои доводы в пользу такого решения, и подверг меня перекрестному допросу – подход скорее британский, чем израильский. В Израиле большие начальники с людьми из оппозиции не разговаривают.
Ицхак Герцог до назначения секретарем кабинета также служил в военной разведке. Вступив, как и его отец, в партию «Авода», он стал депутатом Кнессета и министром в некоторых второстепенных министерствах.
Худощавый, голубоглазый, светлокожий 54-летний Герцог напоминает скорее англичанина, чем израильтянина. Говорит он мягко, избегает резких выражений и не имеет врагов. Он – прямая противоположность типичного израильского политика.
Герцог удивил всех, победив в борьбе за председательское место в «Аводе» одного такого политика: Шелли Яхимович, резкую, откровенную, напористую, решительную социалистку, не стеснявшуюся наступить кому-нибудь на любимую мозоль. Она восстановила против себя многих коллег, и ее провалили на выборах. Бужи стал во главе партии и автоматически «Лидером оппозиции» – титул и статус, который по закону принадлежит главе крупнейшей оппозиционной партии.
(Одна из шуток в политике: Герцог был на грани утраты титула и связанных с ним привилегий, когда Нетаниягу отстранил Лапида, чья фракция в Кнессете была больше, чем фракция «Аводы». Поскольку Кнессет самораспустился, Лапид этот титул не унаследовал).
Приняв на себя лидерство в партии, Герцог тут же объявил себя кандидатом на пост премьер-министра, что было встречено снисходительной улыбкой.
Теперь впервые это становится возможным. Но ни в коем случае не вероятным. Бывает, однако, что невозможное становится возможным, а немыслимое – мыслимым.
И это уже само по себе революция.
В последние годы израильскими СМИ овладела неотвязная идея, что «Израиль движется вправо». Что Нетаниягу, как бы он ни был плох, всё же лучше тех, кто придет ему на смену – откровенных фашистов, поджигателей войны и ненавистников арабов.
Стало модным заявлять, что с «левыми» покончено, что они вымерли и растворились. Среди комментаторов, особенно левых, вошло в привычку, насмехаться над левым движением и остающимися «леваками». Не видят, бедняги, того, что у них перед глазами, гоняются за призраками, храбрятся и притворяются, будто не замечают надвигающегося мрака.
И вдруг проблеск, пусть слабый, но всё же дающий левым надежду вновь обрести силу.
ПОЧЕМУ? Что случилось?
Простейшее объяснение, что «Биби» просто надоел. Нетаниягу такая персона, что трудно долго его переносить. Такое случалось с ним и раньше. А его жена, Сара, снискавшая всеобщую нелюбовь, картину не красит.
Но я думаю, что суть куда глубже. Опрос показал, что у «Ликуда» дела обстоят не лучше и с любым другим кандидатом в лидеры. Не утратил ли «Ликуд» связь с жизнью?
Два фактора, поспособствовавшие этому:
Первый – Моше Кахлон, неколебимый поборник «Ликуда», популярный среди своих коллег, вдруг покинул партию. Безо всяких объяснений.
Он был министром во второстепенном Министерстве связи и завоевал там огромную популярность. Он вступил в схватку с магнатами мобильной связи, разрушил их монополию, ввел конкуренцию и снизил цены вдвое. Трудно вообразить себе молодого израильтянина – юношу или девушку – без мобильного телефона под ухом, и Кахлон стал героем.
Теперь Кахлон, на два месяца младше Герцога, объявил, что создает новую партию. Она получит названия «Кулану» («Мы все»). Хотя от нее еще нет кандидатов, она уже набрала 10 мест – в основном, ее поддерживают прежние избиратели «Ликуда».
Это очень важно по нескольким причинам. Во-первых, основные избиратели «Ликуда» – восточные евреи, хотя Менахем Бегин, Нетаниягу и большинство их коллег были ашкеназами. А Кахлон – восточный. Его родители прибыли из Триполи в Ливии с семью детьми, Моше вырос в бедном иммигрантском местечке.
Сломить хватку «Ликуда» на восточной общине исключительно важно. Особенно в свете того, что Кахлон называет Бегина лидером, который отдал за мир с Египтом весь Синайский полуостров. Его «умеренный Ликуд» смог бы изменить всё соотношение между правыми и левоцентристами в будущем Кнессете. А, в конечном счете, имеет значение именно это.
Вторая причина: «Еврейский дом», крайне правая религиозно-националистическая (некоторые говорят «фашистская») партия Беннета, набирает силу – она тоже отнимает голоса у «Ликуда». Нафтали Беннет, обходительный, дружелюбный, с крохотной кипой на макушке, симпатичен и светским избирателям.
Ключ, традиционно, в руках ортодоксальных партий. Поскольку они ни за левых, ни за правых, и ответственны только перед собой, они могут выбирать.
Долгое время они были союзником «Аводы», но несколько последних десятилетий автоматически принимают сторону правых. На последних выборах Нетаниягу отбросил их ради ультрасветского Лапида, и теперь они готовы отомстить. Поскольку Герцог внук главного раввина, он «кошерный».
Герцог одержал свою первую победу в теперешней кампании, создав общий список с Ципи Ливни. Теперь он должен сохранить темп и заключить союзы – возможно – с Лапидом, Кахлоном и «Мерец». Если он победит на выборах, то он должен протянуть руку ортодоксам и арабам.
На прошлой неделе я предложил набросок такой перспективы. На этот неделе сделан небольшой, но важный шаг к ее реализации.
Может ли герцог стать королем? Книги по истории говорят, что может.

Комментариев нет:

Отправить комментарий