четверг, 5 февраля 2015 г.

Гадания на опросах

Алексей Готсданкер

В реальности получается, что оператор делает от пятидесяти до ста звонков для получения одной заполненной анкеты. Из этих ста пустых звонков будет звонков десять, когда потенциальный респондент берет и бросает трубку, и только один, где согласятся ответить.





Репатриировался в Израиль я совсем недавно, в прошлом году. Еще пару лет назад активно участвовал в протестном движении в России, выдвигался кандидатом в КСО - Координационный Совет Оппозиции – и поэтому сейчас с огромным удовольствием наблюдаю за выборами в Израиле.

В России, в бытность работы в крупных компаниях, мы активно занимались сбором и анализом статистики. Это и индексы удовлетворенности клиентов CSI- Customer Satisfaction Index, NPS Net Promoter Score, и всякие внутренние индикаторы KPIKey Performance Indicator. Ну и сейчас я все это прохожу еще раз в качестве уже студента на третью степень. Так, что со статистикой у меня любовь давняя, не совсем взаимная, так как статистика - девка ветреная и непостоянная. Каждый раз она как настоящая женщина может удивить бывалого исследователя неожиданностью результатов.

   

Оглядываясь на свой исследовательский опыт, можно вывести такую хронологию: поначалу моя роль была в том, чтобы собрать данные и проанализировать их в экселе или в статистической программе, потом моя роль стала в том, чтобы сидеть на совещании и морщить лоб при обсуждении возможных причин снижения потребительской лояльности или падения продаж. В академической жизни я опять стал собирать данные, высчитывать коэффициенты, проверять их статистическую значимость и морщить лоб опять же в поисках подходящей теории для объяснения полученных результатов. Здесь же как новый репатриант, я в поисках подработки наткнулся на центр социологических исследований и впервые принял участие в этих исследованиях непосредственно в качестве исполнителя. Посидев какое-то время непосредственно на телефоне, статистические исследования открылись передо мной с необычной стороны.
Как в теории происходят исследования? Например, нужно узнать какая партия сколько процентов наберет на предстоящих выборах в Кнессет? Берется база домашних (!!!) телефонных номеров, из нее выборочно отбираются телефонные номера, сбалансированно по регионам, и подаются на рабочее место оператора, для того чтобы он позвонил и спросил, за кого планирует проголосовать взявший трубку человек. На первый взгляд, все вроде хорошо, получается экспериментальный дизайн исследования со случайной выборкой респондентов. Можно взять учебник по статистике и подсчитать, сколько нужно сделать звонков для того, чтобы получить результат с 95% уровнем достоверности…
В реальности получается, что оператор делает от пятидесяти до ста звонков для получения одной заполненной анкеты. Из этих ста пустых звонков будет звонков десять, когда потенциальный респондент берет и бросает трубку, и только один, где согласятся ответить. Грубо говоря, в нашем случае восемьдесят девять человек не оказалось дома, десять человек бросили трубку, и один согласился ответить на вопросы. Такая тенденция обуславливается тем, что людям не интересно, они устали, они не видят прямой для себя выгоды в том, чтобы потратить на это исследование минуту своего времени. Фактически получается, что оператор обзванивает людей, выпрашивая у них милостыню в виде минуты свободного времени.

Соответственно, отвечает тот, кто, во-первых, обладает избытком испрашиваемого ресурса – временем, а во-вторых, ему эта тема выборов интересна. Т.е. вместо случайной выборки мы опрашиваем политически активных людей, которые много времени проводят дома и которые все еще пользуются домашним телефоном. Получается, что молодых нет дома, да им и не до этого, им не интересно, и все эти социологические опросы строятся на мнении людей старшего возраста.
Во время предвыборной кампании Обамы 2012 года был очень интересный социологический прецедент. Обычно считали, что если опросы говорят о равновесии между демократами и республиканцами, то точно победит республиканец. Все ждали, что в схватке Ромни – Обама победит Ромни. В итоге победил Обама, а социологов стали упрекать, что они слишком ленивы и не обзванивали более молодых и мобильных, а звонили лишь на домашние телефоны людям пожилого возраста, которые придерживаются более консервативных взглядов. Как это исправить? Звонить молодым на мобильные телефоны, скажете вы? Попробуйте. Думаю, что за первые десять звонков вы услышите столько справедливого возмущения, что продолжать уже сами не захотите: вы же отрываете людей от их дел и просите об одолжении. Получается, что ответа на столь важный вопрос у меня нет, да и думаю, что ни у кого нет. Такая вот получается ахиллесова пята политической социологии.
Все, на этом этапе вы можете забыть о случайной выборке, о 95% уровне достоверности исследования и о статистической достоверности данных. Данное исследование строгим научным языком имеет дефект нерепрезентативной выборки (samples selection bias). Ваше исследование будет показывать какие-то индикаторы и тренды, но уровень достоверности этого не известен. Дальше можно аргументировать, что молодые реже ходят голосовать, что фактически люди старшего возраста и являются ядром электората и т.д. Эти рассуждения никак не смогут даже косвенно дать понимание уровня достоверности исследования. Можно говорить или о субъективном мнении, или о качественном исследовании.
В связи с тем, что я поучаствовал в этом эксперименте лично, т.е. сидел, набирал номер, звонил, разговаривал с людьми, у меня появились некоторые субъективные наблюдения, которыми я с удовольствием поделюсь.
Первое, что бросилось в глаза, - по сравнению с исследованием, которое было в прошлом году, когда только объявили о досрочных выборах, и партии пытались понять электоральные шансы своих членов, сейчас народ уже устал от выборной шумихи. По моим ощущениям, в два - три раза снизилось количество желающих отвечать на вопросы социологов. Если в прошлом году ответы часто сопровождались развернутыми комментариями, и я даже шутил, что выборы – это один из национальных видов спорта в Израиле, то сейчас ответы были достаточно сухие и неохотные. Что это? Неоправдавшиеся надежды? Избыточный уровень политической конкуренции или отсутствие позывов к действию в речах кандидатов, я не знаю. Одно могу сказать точно, это обозначает разрыв между активностью кандидатов и интересами избирателя. Когда кино интересное, то и два часа человек спокойно сидит без движения в кресле кинотеатра, без сигарет, кофе, туалета и т.д.

Во-вторых, заметна растерянность русскоязычного избирателя. Он вроде как за «Наш Дом Израиль», но в прошлом году голосовал за «Ликуд» и в этом году планирует голосовать за «Ликуд» (русскоязычная партия в Израиле НДИ на прошлых выборах шла одним блоком с партией Ликуд). С одной стороны, чувствуется большая поддержка Либермана (глава партии НДИ), но премьер-министром видят Нетаньяху (главу Ликуда). Я думаю, что развал коалиции привел к расфокусированию избирателя. И при всей эмоциональной симпатии НДИ и Либерману многие проголосуют за «Ликуд» и Нетаньяху просто для того, чтобы не распылять свой голос. Какой смысл голосовать за того, кто если и пройдет в Кнессет, то с малым количеством мест, если можно помочь вполне симпатичному сильному игроку одержать уверенную победу над «врагами»: над левыми, арабскими партиями и т.д. - над другими, кому не симпатизирую.

Более строгим языком это будет, наверное, звучать так, что хоть и Либерман имеет достаточно большой рейтинг русскоязычного избирателя, но некоторые избирательные блоки имеют для русскоязычной публики значительный антирейтинг, и избиратель может предпочесть игрока с низким рейтингом доверия, так как посчитает, что у того больше шансов победить противоположный блок. Тут, я думаю, сработали законы гравитации. Большой объект притянул маленький и поглотил часть его энергии. Маленький объект захотел отделиться и оставил при этом часть своей материи, электорат в нашем случае.

Для того, чтобы это не стало политическим самоубийством для Либермана, ему нужно четко и наглядно дистанцироваться от «Ликуд». Люди должны увидеть настоящий развод, со скандалами и битьем посуды, при этом Либерман должен ассоциироваться с брошенной женой, которую «поматросили и бросили». Тогда его поддержит его родной электорат без оглядки на антирейтинги оппонентов и на его электоральные шансы.
В-третьих, религиозные партии дадут стабильный результат. Их избиратель более сплоченный, стабильный и предсказуемый. Скорее всего, они займут примерно столько же, сколько и в прошлые выборы. И, самое интересное, что вот эти партии могут вступать и выходить из любых коалиций. Их избиратель останется с ними, а не как в случае с НДИ и «Ликуд», которые вошли со своим электоратом, а, выйдя, все оставили «хозяевам».

Ну и в завершение пришло понимание о партии-феномене – «Еш Атид». Давид Эйдельман во время своей лекции о политическом раскладе перед выборами рассказал о неожиданном взлете этой партии. Спустя некоторое время мне пришло в голову вполне логичное объяснение.
Живя в России, я много путешествовал на мотоцикле как внутри страны, так и за ее пределами. Таким образом, был членом мотоциклетного сообщества. В один прекрасный день произошел достаточно яркий инцидент. Водитель спровоцировал аварию и после этого стал угрожать потерпевшей в этой аварии девушке. Пробираясь в пробке между рядов, этот инцидент увидел мотоциклист и остановился защитить девушку. На него напали друзья виновника аварии, гости с Северного Кавказа, на эти действия остановились уже и другие мотоциклисты. А учитывая отличные коммуникации и большую мобильность, к вечеру это привело к стихийному протесту перед отделением полиции, где полиция держала виновников. К какому-то моменту появился зам. начальника полиции г. Москвы, и встал вопрос о том, что кто-то должен представлять интересы мотоциклистов. Другими словами, появилась группа слабо интегрированных между собой членов, практически не знакомых друг с другом, и возник вопрос, что нужно кого-то выбрать представителем данной группы. Всем участникам было плюс минус без разницы, кто пойдет общаться с главой полиции, поэтому достаточно быстро на эту роль делегировали типичного мотоциклиста – «такой как все, один из нас», который сильно хотел и красноречиво говорил.

В общем, я думаю, что успех Яир Лапида и его партии «Еш Атид» зиждется ровно на таком же фундаменте. Группе молодых израильтян – сабров, по большому счету, «пофиг» на выборы, но кого-то же надо выдвигать представлять их интересы, так и пусть это будет тот, кто «один из нас», красноречивый, ну и тем более он так хочет.
P/S для тех, кто дочитал до конца. Уехав из России, я огромным удовольствием наблюдаю за выборами в Израиле. Тут тоже есть скандалы, интриги, расследования, аресты политических лидеров и счетов перед выборами, все как в России. Думаю, что напишу по этому поводу отдельный пост. Но самое главное, что есть в Израиле, а нет пока в России – это политическая борьба, это конкуренция за власть, а не имитация борьбы и репрессии. Я надеюсь, что скоро в Россию настанут времена, когда можно будет писать такие посты про выборы в Государственную Думу, например.


Комментариев нет:

Отправить комментарий