пятница, 20 марта 2015 г.

Помочь Ирану стать нормальной страной

Карл Бильдт

Медленно, но верно переговоры Ирана с международным сообществом по поводу ядерной программы страны приближаются к решающему моменту. Но что более важно, их результаты могут стать поворотным событием для всего Ближнего Востока, погружающегося в нестабильность.
Сближение между Ираном и его партнерами по переговорам в отношении ключевого ядерного вопроса очевидно. В данный момент никто серьезно не верит в то, что Иран активно реализует программу создания ядерного оружия, хотя еще недавно общеизвестным фактом считалось, что страна его вот-вот получит.



Теперь внимание сосредоточилось на гарантиях, что Ирану потребуется как минимум год для сборки ядерного устройства, если он вдруг когда-либо решит его создать. Однако данная концепция «времени на прорыв» весьма сомнительна. Если исчезнет взаимное доверие, если иранский режим решит отказаться от соблюдения норм всех соответствующих международных соглашений, тогда, скорее всего, он создаст такое оружие даже в условиях регулярных бомбардировок страны. Тем самым, стратегический акцент на «времени прорыва» является ошибкой.
Главным условием прогресса является, если перефразировать Генри Киссинджера,  помощь Ирану в превращении в нормальную страну. Ирану необходимо сосредоточиться на развитии всех своих человеческих и материальных ресурсов, чтобы стать частью региона, движущегося от конфронтации к кооперации. В центре такого подхода оказывается не только достижение согласия по ключевому ядерному вопросу, но и успешный процесс развития торговых и инвестиционных связей, которые способны облегчить движение Ирана от изоляции к интеграции.
В наступающей финальной фазе переговоров на первый план, видимо, выйдет вопрос о санкциях. Причина в том, что «Совместный план действий», на который согласились все стороны в ноябре 2013 года в ответ на острую озабоченность Запада по поводу ядерной программы Ирана, не содержит необходимого плана нормализации отношений.
Можно ожидать, что консервативные силы в Иране попытаются остановить работу над соглашением, так же как и жаждущие конфронтации силы в Соединенных Штатах и других странах. Сторонники твердой линии в Иране играют на сомнениях, что Запад когда-либо согласится отменить санкции, а их западные коллеги готовы сделать всё, чтобы поддержать подобные предположения. В итоге может возникнуть спираль взаиморазрушающей дипломатии.
В такой ситуации Европейский Союз должен четко продемонстрировать свою готовность возглавить процесс смягчения и снятия ограничений в отношении Ирана, хотя это, конечно, должно быть сделано в тесной координации с европейскими партнерами. Например, нефтяные санкции ЕС могут быть прекращены сразу после заключения соглашения.
За соглашением должен последовать постоянный политический диалог по другим проблемам, представляющим взаимный интерес. События в Афганистане и Ираке очевидно требуют срочного внимания. А после подробных консультаций с Саудовской Аравией и другими странами Персидского залива, вероятно, можно будет перейти к обсуждению проектов более тесного сотрудничества с Ираном в этом стратегически важном регионе.
Для этого придется прямо перейти к обсуждению проблемы Сирии. За четыре года, прошедших с момента начала в этой стране гражданской войны с ее ужасающими гуманитарными последствиями, международная дипломатия не достигла ничего, пытаясь остановить насилие. Совет безопасности ООН оказался разделен и неэффективен, и даже Россия, похоже, постепенно теряет влияние, которое у нее когда-то было в Дамаске.
Иран, США и ЕС заинтересованы в том, чтобы остановить войну, ведущую к коллапсу сирийского государства (со всеми последствиями, которые мы наблюдаем в Ираке с 2003 года) и укреплению сил суннитского джихадизма в регионе. Трудно сказать, насколько этой общности интересов достаточно для конструктивного диалога с Ираном по поводу прекращения гражданской войны в Сирии, но это шанс, который необходимо использовать.

Переговоры в Лозанне, переходящие сейчас в эндшпиль, ограничиваются лишь ядерным вопросом; но последствиями соглашения могут стать как большие возможности, так и риски. В случае успеха переговоров начнется период интенсивной дипломатии, открывающей Ирану дорогу к дипломатической нормализации и крупным соглашениям, способным восстановить порядок и стабильность в остальных частях региона. Наоборот, провал переговоров, хотя и вряд ли приведет к немедленной войне, способен разжечь огонь событий, которые к ней приведут, а регион в целом еще глубже погрузится в нынешнюю пучину хаоса и насилия.

Поскольку ключевой ядерный вопрос более или менее урегулирован, императивом сейчас является решение проблемы санкций и нормализации отношений, а также стремление к достижению больших региональных договоренностей, которые в этом случае станут возможны. Ядерное соглашение должно ознаменовать собой начало процесса привлечения международным сообществом Ирана к участию в решении тяжелейших проблем Ближнего Востока.

Карл Бильдт (род. 15 июля 1949) — шведский политик и дипломат, премьер-министр Швеции с 1991 по 1994 гг., лидер Умеренной коалиционной партии Швеции с 1986 по 1999 гг. В 1995—1997 гг. занимал пост спецпредставителя ЕС в бывшей Югославии и Верховного представителя в Боснии и Герцеговине, в 1999—2001 гг. был специальным посланником Генерального секретаря ООН на Балканах

project-syndicate.org


Комментариев нет:

Отправить комментарий