четверг, 12 марта 2015 г.

Катастрофическое наследство Штайница

Накануне предыдущих выборов тогдашний министр финансов доктор Юваль Штайниц подписал "историческое" соглашение с компанией "Кимикалим ле-Исраэль" (Киль). Предложение министерства финансов, представленное как "революционное", оказалось губительным для "Киль". В рамках соглашения компания согласилась выполнить требование ведомства, и взять на себя 90% финансирования (более 3 миллиардов шекелей) программы восстановления Мертвого моря. В предвыборный период подобное соглашение, направленное на "раскулачивание" семьи Офер, владельцев "Киль" и одной из богатейших семей Израиля, выглядело героически и несомненно принесло Ликуду электоральные дивиденды.

Прошло менее трех лет, но ситуация с "Киль" выглядит уже намного менее радужно. Массовые увольнения сотрудников "Кимикалим Ле-Исраэль", грозящие оставить сотни семей юга без пропитания, забастовки и угроза общей забастовки – все это является одним из результатов популистского решения, навязанного Штайницем руководству "Киль".



Впрочем, на посту министра финансов, Штайниц, лично признавшийся, что он является философом, а не экономистом принял немало изумивших финансистов решений. К примеру в 2009 году он назначил профессора Одеда Сарига на должность главного инспектора по работе страховых компаний в министерстве финансов. Одним из первых предложений Сарига на новом посту было… повышение пенсионного возраста.

В последствии предпочтения Сарига стали более очевидны. Он старался максимально угодить владельцам страховых компаний, для чего, кроме всего прочего, санкционировал передачу контрольного пакета акций компании "Мигдаль" в руки бизнесмена Шломо Элиягу. Данное решение повлекло за собой резкую критику, как общественности, так и профессиональных кругов в министерстве финансов, но невзирая на это Элиягу все же получил вожделенный пакет. Два года спустя, вопреки решению Дорит Селингер, уполномоченной Минфина по вопросам фондового рынка, Одед Сариг получил, в благодарность от Элиягу, должность гендиректора в компании "Мигдаль" к которой, само собой, прилагалась очень высокая зарплата.

Но этот беспредел мог бы и не произойти, если б другой ставленник Штайница, профессор Шмуэль Хаузер, начальник управления по контролю над рынком ценных бумаг, не постановил бы, что назначение абсолютно легитимно. Хаузер, который за годы работы в должности начальника управления сделал биржу абсолютно непривлекательной для инвесторов, на нынешний момент является одним из чиновников, лично ответственным за заоблачные цены на квартиры. Не вдаваясь в сложные финансовые расчеты достаточно сказать, что чем ниже привлекательность фондовой биржи в глазах вкладчиков, тем выше шансы того, что они начнут вкладывать деньги в рынок недвижимости.

По последним данным министерства финансов в январе 2015 года процент инвестиций в недвижимость вырос на 33% по сравнению с декабрем прошлого года. Стагнация биржи вынуждает все большее количество вкладчиков уходить с биржи и искать альтернативные рынки. Рост цен на недвижимость связан напрямую с повышением уровня спроса. Как сказано в отчете Минфина, 30% сделок на рынке недвижимости за январь 2015 года произведены инвесторами, а вот процент покупок квартир молодыми парами, наоборот, упал на 13%.
Хаузер, пообещавший превратить Тель-Авивскую фондовую биржу в международный финансовый центр, и утверждающий, что увеличение оборота торгов более чем реально, на самом деле не смог улучшить положение биржи. Напротив, многие эмитенты и вкладчики утверждают, что Хаузер оказался очень жестким регулятором, который занят "удушением" биржи. Текущее состояние биржи вызывает серьезные опасения, которое может еще более усугубиться, вызвав тем самым новый всплеск инвестиций в многострадальный рынок израильской недвижимости и как результат – очередной взлет цен на квартиры.

Анна Кирсанов

Комментариев нет:

Отправить комментарий